Памяти архиепископа Гавриила (Стеблюченко) (1940-2016)

Анна Лиманская Статьи

20 мая почил о Господе первый архиерей восстановленной в 1994 году Благовещенской кафедры. С его именем связано начало возрождения православия на амурской земле, почти полностью лишенной храмов, духовенства и веры в советские времена

Почти двадцать лет владыка прослужил в Амурской области, завоевав репутацию одного из самых видных жителей Благовещенска. Его трудами, трудами его помощников и друзей город постепенно возвращал свою историческую память, благоукрашался и преображался духовно.

Из крестьянской семьи

Архиепископ Гавриил (в миру – Юрий Стеблюченко) родился 30 июня 1940 года в Херсоне. О своем детстве он рассказал в книге «Православие на Амуре»:

— Родители мои работали на железной дороге. Были они глубоко религиозны, и их благочестие не могло не повлиять на детей. Нас в семье было трое, я самый младший. Дорогу в храм Господень открыла для меня моя мама. Лет с пяти помню себя рядом со священником — помогал ему, как мог, во время богослужения. С той поры церковь заняла в моей жизни большое место, я бывал в ней постоянно. Сначала с мамой, а потом самостоятельно.

Когда пошел в школу, там, конечно, начались проблемы. Все знали, что я из верующей семьи, хотели меня перевоспитать. Вызывали к завучу и спрашивали: почему ты ходишь в церковь, что там делаешь? Иногда преподаватели во время уроков отпускали насмешки в мой адрес. Им подражали и ученики.

Жили мы трудно. Приходилось учиться и работать, чтобы семье помогать. Отец вернулся с фронта в 1943 году с простреленным легким, часто болел. Умер совсем молодым, в сорок пять лет. Старшие брат и сестра уже работали, а мне отец перед смертью сказал: выбирай дорогу сам, какой путь изберешь, тем и иди.

Семинарист Георгий

По окончании средней школы в 1958 году будущий архиерей поступил в Одесскую духовную семинарию и одновременно стал послушником Свято-Успенского мужского монастыря. Всего через год он принял в обители иноческий постриг с именем Георгий. Вот что владыка поведал об этом времени в интервью порталу «Православие.RU»:

— Жить в монастыре семинаристам не возбранялось. А я как-то не любил город — эту суету, кино… Сдал экзамены и пошел к наместнику, попросился в послушники. Мне сразу дали подрясник, и в первом классе семинарии я учился уже послушником. Мне тогда было 18 лет.
В 60-м году в наш монастырь сослали отца Кукшу (преподобный Кукша Одесский, один из известнейших старцев XX века). Его сильно преследовали, потому что за его прозорливость к нему ездило очень много людей, а властям это не нравилось. Привезли старца ночью, а наутро уже вся Одесса знала, что отец Кукша у нас в монастыре. Приставили к нему послушника, чтобы не пускал никого, и в келье напротив поселили еще одного, чтобы тоже всех отгонял. Всюду его водил первый послушник, сам старец нигде не ходил, ему не разрешали. Но он всё это очень кротко переносил, слушался.

Прозорливость отца Кукши я тоже на себе испытал – например, он предсказал, что я побываю в Иерусалиме. Про то, что я буду епископом, он мне тоже что-то сказал такое, что я не помню сейчас, но с этим было связано. Это сейчас у молодежи меньше заботы о насущном и больше о духовном, а мы вечно были голодные, всё время спать хотелось, и такие духовные беседы с отцами забывались. Но то, что я с ним беседовал, общался, мне много дало.

Часто вспоминаю свои студенческие годы. И жалею, что вел себя не всегда прилично (разумеется, не в общепринятом смысле слова) — не ходил на лекции. У нас было свободное посещение, чем мы иногда злоупотребляли. И потом в сессию приходилось днями сидеть в библиотеке, в архиве, а ночами — у себя, с книгами, нагонять. Сейчас думаю — не прогуливал бы, слушал бы профессоров — знал бы больше. Но, наверное, все студенты одинаковы — и духовные, и светские.

Иерусалим

Духовное образование будущий архиерей продолжил в Ленинградской духовной академии, которую окончил в 1966 году со степенью кандидата богословия. Здесь, в академическом храме, митрополит Ленинградский и Ладожский Никодим (Ротов) постриг его в монашество с именем Гавриил, а затем рукоположил в диакона и направил на служение в Выборг. В январе 1967 года иеродиакону Гавриилу предложили потрудиться секретарем Русской духовной миссии в Иерусалиме.

— Такой радости я себе даже представить не мог, — вспоминал владыка. – Мы приехали на Святую землю постом, отпраздновали Пасху. Видели, как сходит Благодатный огонь в Гробе Господне, целых два раза умывались им. За полтора года изучили всю Палестину вдоль и поперек – объезжали и обходили.

Я взял себе за правило каждый четверг бывать в Гефсимании на гробе Божией Матери и участвовать там в литургии. Вообще греки очень ревниво относились к тому, что приходят русские и служат. Но я был иеродиакон, а не священник, поэтому было проще – взял благословение у секретаря Греческой Патриархии и служил со всеми диаконами. А на гроб Господень мы ходили каждое утро. Встаем часиков в шесть и сразу идем туда.

По возвращении из Иерусалима в сентябре 1969 года митрополит Никодим рукоположил иеродиакона Гавриила в иеромонахи и назначил его настоятелем Преображенского собора Выборга. В 1972 году по приглашению митрополита Псковского Иоанна, с которым он познакомился на Святой земле, отец Гавриил перевелся в клир Псковской епархии. Несколько лет он прослужил настоятелем Троицкого кафедрального собора, был ответственным лицом архиерея по встрече иностранных гостей.

В 1975 году, по кончине наместника Свято-Успенского Псково-Печерского мужского монастыря, Священный Синод поставил на эту должность архимандрита Гавриила (Стеблюченко).

Отец-наместник

Псково-Печерский монастырь – единственная монашеская обитель Русской Православной Церкви, которая не закрывалась даже в самые сложные богоборческие времена. Связано это было с тем, что исторически Печоры находились на территории Эстонии, которая вошла в состав СССР уже после окончания эпохи «большого террора», в 1940 году. В годы войны и в годы хрущевских гонений монастырь выстоял благодаря духовной твердости и мужеству братии.

— Прежний наместник, архимандрит Алипий, был маститый старец, бывший фронтовик, — рассказывал архиепископ Гавриил в беседе с московским журналистом. – Я несколько раз приезжал к нему исповедоваться, мы вместе служили, братия меня знала, и никто не был против моего назначения наместником.

Невозможно одновременно быть администратором и старцем. Если я наместник и отвечаю за административную часть, мне надо наказывать послушников — с кого-то снять, допустим, подрясник, за прогулы, за лень. Иногда надо кого-то даже выгнать. А старец, духовник, по своему состоянию не мог бы этого делать. Придет к нему провинившийся, он его, конечно, обласкает, успокоит и благословит, отошлет к наместнику просить прощения. Духовник не может так строго. Поэтому и духовником, и наместником быть невозможно.

Через 13 с половиной лет пребывания в должности наместника Псково-Печерской обители, в 1988 году, архимандрит Гавриил получил назначение на Хабаровскую и Владивостокскую кафедры. Под омофором новоиспеченного архиерея оказался практически весь Дальний Восток – Хабаровский и Приморский край, Сахалин, Магадан, Чукотка и Камчатка, Еврейская автономная и Амурская область.

Архиепископ Благовещенский

В начале 90-х годов огромную дальневосточную епархию, в связи с образованием большого числа приходов и началом строительства храмов, наконец-то решили разделить: в 1991 году из ее состава выделили Владивостокскую и Магаданскую епархии, в 1993 году – Благовещенскую. Спустя год епископ Гавриил возглавил эту воссозданную духовно обнищавшую кафедру.

— Очень трудно, — признался он на одной из первых своих пресс-конференций. — Приходится многое заново начинать и решать вопросы, которых в старое время епископ даже не касался. Вместе с административными обязанностями приходится брать на себя и дела церковные, и хозяйственные, и воспитательные. Большинство наших служителей молоды — это не грех, они состарятся, — но учить и наставлять их приходится епископу.

Стараниями владыки с 1994 по 2011 годы в Амурской области были основаны десятки приходов, три монастыря, построены два кафедральных собора. Невзирая на трудности этапа становления, епархия дарила духовные книги в фонды городских и областных библиотек, передавала интересные экспонаты в музеи, помогала нуждающимся и обездоленным.

Многое епископ Гавриил (с 2003 года – архиепископ) сделал и для возрождения почитания чудотворной Албазинской иконы Божией Матери и первого архиерея дальневосточной земли – святого Иннокентия Московского. Благодаря миссионерской и просветительской деятельности рукоположенных им священников, Приамурье обрело новые храмы, в которые в поисках Бога и спасения своей души пришли тысячи людей.

В декабре 2011 года Высокопреосвященный Гавриил был почислен на покой по состоянию здоровья. Последние годы жизни провел в Благовещенске. Погребли владыку, согласно его завещанию, у алтаря Благовещенского кафедрального собора – самого первого и самого любимого его детища.

— Я бы хотел пожелать всем жителям, и верующим, и неверующим, прежде всего любить свой город, заботиться о его процветании и украшении, — напутствовал он шимановцев в интервью местной газете в 1998 году. — Для любого города самое важное — это чтобы все его жители жили в согласии, мире и любви. А в трудное время нынешнее, когда некоторые из нас растерялись и забыли, что надо трудиться над собой, я желаю не бояться этого времени, ведь трудности проходят. Всем здоровья, успехов, терпения и веры.

Источник: газета «Благовещенские епархиальные ведомости»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.