Протоиерей Николай Агафонов рассказал читателям о том, что такое духовный реализм

In Новости by o.Venedikt

20 мая в духовно-просветительском центре святителя Иннокентия Московского лауреат Патриаршей литературной премии 2014 года более двух часов общался с прихожанами амурских храмов и поклонников своих произведений.

Отец Николай является членом Союза писателей России. Он известен как автор сборников, как  «Неприкаянное юродство простых историй», «Преодоление земного притяжения», «Свет золотой луны», исторического очерка о патриархе Ермогене «Адамант земли русской», а также повестей «Иоанн Дамаскин», «Жены-мироносицы» и многих других. За эти работы батюшка был удостоен нескольких всероссийских светских премий: историко-литературной «Александр Невский» и литературно-театральной «Хрустальная роза Виктора Розова».

По собственному признанию, в детстве будущий священник и писатель много читал, а через книги стал задумываться о смысле жизни. Первое понимание важности этого вопроса пришло, когда в «Войне и мире» читал, как молилась Мария Болконская: «Господи, Иисусе Христе, неужели мне одр сей гроб будет»? Эти слова поразили молодого человека. Про автора этой молитвы, святого Иоанна Дамаскина, протоиерей Николай Агафонов, спустя много лет, написал уже свою собственную книгу.

Смысл жизни найти было очень важно. В советской школе учили, что жизнь прекращается, когда перестает биться сердце.

— Мне стало непонятно, а для чего тогда вообще живу? — вспоминает отец Николай. — Спросил у учителя, он мне сказал, что смысл жизни в детях, но меня такой ответ не удовлетвори, спрашиваю его, мол, а если у меня детей не будет, зачем тогда живу? В общем, надоел я педагогу, и разговор наш закончился тем, что он сказал мне: «Ты зачем такие вопросы задаешь? Живи себе как все, не думай об этом!»

Однако думать будущий священник не перестал. Еще одой вехой на пути к вере стали приключенческие романы, которыми 12-летний Коля просто зачитывался, благо, что мама работала продавцом в книжном магазине и исправно снабжала сына книгами. Однажды, начитавшись приключений, мальчик решил, что должен непременно поехать в Америку помогать индейцам. Сказано — сделано. Прихватив накопленные с завтраков 15 копеек и горсть сухарей, он попрощался с сестренкой, передал через нее родителям, что поехал в Америку, и сел на ближайшую электричку. Так Николай предполагал добраться до Владивостока, а там сесть на корабль и добраться до тех самых индейцев, которые так нуждались в его помощи. Однако в ожидании следующего поезда, отважный борец за права краснокожих съел сухари, потом проел в буфете 15 копеек и задумался о том, что мама сейчас готовит дома ужин.

— Странно, — говорит батюшка, — что именно тогда мне впервые пришла мысль, что наверное, мама сходит с ума, разыскивая меня.

После недолгих раздумий, мальчишка решил дойти до ближайшего отделения милиции, покаяться и попросить, чтобы его отправили домой. Так и сделал, да только дома оказался лишь через неделю — после ожидания в приемнике для малолетних преступников. А в это время, в родном городе мама обивала пороги милиции, но ничего толком не добилась. Тогда, отчаявшись получить помощь у людей, женщина впервые пришла в храм, где стояла на коленях у образа Богородицы и молила Ее: «Ты же сама Мать, помоги!» Так и простояла до закрытия храма, а когда пришла домой, ее ждала телеграмма: «Приезжайте, забирайте».

— Вот так Богородица взяла меня под Свой Покров, — говорит священник, — и наставила на нужный путь.

Совмещать писательский талант и священнический сан, по словам отца Николая, не сложно.

— Я не разделяю свое служение, потому что не могу быть только писателем или только священником. То есть я священник и, когда пишу, я остаюсь священником. А как совмещаю? У священников разные таланты. Кто-то одновременно с саном, является отличным педагогом, занимается с детьми. Конечно, я пишу свои книги не в ущерб богослужению. Бывают, конечно, и трудности, как у всех людей, когда во время богослужения в голове начинает крутиться какой-то образ художественный.

Секрет писательского успеха батюшка видит в том, что пишет он о том, что его волнует.  В творчестве придерживается «духовного реализма».

— Духовный реализм, — говорит отец Николай, —  это когда герои и события могут быть и вымышленными, но окружающая реальность, мир, созданный Богом, функционирует в произведениях так же, как и в реальной жизни. Правда, у каждого мера реального разная. Так, для меня мир духовный, мир ангельский, Божественный  – это такая же реальность как то, что видишь глазами и к чему можешь прикоснуться. Поэтому  любое чудо для меня реально — ведь не чудо делает человека верующим, а наоборот, вера дает возможность увидеть чудеса. Хотя мы часто веруем именно так: покажи мне чудо, и я поверю! В моей жизни было столько всего чудесного, но я это воспринимаю, как должное, ведь так и должно быть.

Накануне, 19 мая, писатель также провел творческие встречи для будущих филологов и религиоведов Амурского государственного университета, а также курсантов Дальневосточного высшего военного -командного училища. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.