Православие Приамурья: Как устроить место для молитвы дома и на работе? (+ТЕКСТ)

In Интервью, Православие Приамурья by o.Venedikt

Что такое домовая церковь? Как устроить молитвенную комнату, кому и в каких случаях могут отказать в благословении на организацию домовой церкви? Какие потребуются вложения и насколько уместно использовать в молитвенной комнате современные технические достижения? На эти и другие вопросы отвечает епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан. Ведущий – Игорь Агеенко.

Игорь Агеенко: Накануне единственный православный храм Благовещенска, который не был разрушен во время революции, наконец-то обрел свой голос – там зазвонили колокола, которых не было слышно девяносто лет. Этот храм возводился как домовой при епархиальном женском училище. Сегодня это сегодня о таких особых небольших церквушках мы поговорим с епископом Благовещенским и Тындинским Лукианом. Владыка, расскажите, насколько такие места были популярны в Амурской области до революции?

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: Домовых церквей у нас в крае было много — почти при каждом училище, при каждой организации того времени и даже в купеческих домах. Их устраивали, потому что в то время большое внимание уделялось воспитательному процессу, в том числе — воспитанию подрастающего поколения в вере отцов и дедов. Вера была основой духовной культуры человека, без которой специалисты любого направления были немыслимы.

Такое воспитание было возможно, потому что Церковь не было отделена от государства. Сегодня это не так, и никто не обязывает организации иметь храмы или заботиться о нравственном состоянии своих сотрудников, но необходимость в этом уже назрела. Наше время очень напряженное, море информации, море всякого рода страстей наплывает на человека, на его сознание, на его душевное состояние, и очень важно, чтобы любой служащий или учащийся был уравновешенным, правильно относился к каким-то вещам, которые встречают его буквально за порогом рабочего кабинета или учебного класса. Для этого и нужны домовые храмы, священники при них — чтобы помочь людям обрести душевное равновесие.

Многие сейчас обращаются к частным психологам, в некоторых организациях есть свои собственные психологи, но в психологии сейчас столько разнообразных направлений, что если нет четко поставленной профессиональной задачи, идеи, то человека можно увести в такие дебри, что он может еще больше заболеть. Мне кажется, что в старое доброе время все было более продумано, все было направлено к тому, чтобы человек был здоров душевно и духовно, был причастен определенной культуре, был гражданином, специалистом своего дела, а не каким-то непонятным универсалом из космоса. У него была возможность прийти в храм пообщаться с духовником или просто побыть там одному, получить хорошие впечатления и переживания, а то и поплакаться, как говорят, в кулачок. Такие места тоже должны быть. Если сегодня мы отводим специальные места, например, для курения, то мест «для души» у нас очень мало.

Игорь Агеенко: Ну тогда надо строить не только небольшие православные храмы, но и небольшие мечети и небольшие буддистские храмы…

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: А сегодня это и происходит в большом мире — создаются специальные места для молитвы. Конечно, в нашем Отечестве, где преобладающее большинство населения — православные христиане, это чаще всего православные часовни, православные домовые храмы. Я часто бываю в различных министерствах правительства Российского Федерации — почти везде есть свои небольшие церкви или молитвенные комнаты. Есть они и практически во всех армейских частях Амурской области — что интересно, туда просятся прийти даже буддисты и мусульмане, хотя у мусульман и у представителей некоторых других религий нет требований молиться в каком-то особом месте. Алтари и другая богослужебная утварь нужна только православным и католикам — для совершения таинств.

Игорь Агеенко: Но домовый храм — это ведь не просто попросить помещение пять на пять метров. Нужно его обустроить, нужны какие-то обрядовые вещи — свечи, ладан, сопутствующее… Нужно нужно еще это все освятить, содержать и чтобы кто-то постоянно за этим смотрел…

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: Это не проблема сегодня, все решается. Домовые храмы и молитвенные комнаты открываются с благословения правящего архиерея. Организации или частные лица пишут прошение на устройство таких мест, а епископ принимает решение, есть ли в этом реальная необходимость. В этом году мы дали благословение на открытие четырех домовых храмов — в двух военных гарнизонах, в больнице и в загородном архиерейском доме.

Игорь Агеенко: В каких случаях можно получить отказ?

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: В случае организации отказа не будет — даже если организация коммерческая. Лишь бы людям было хорошо. Если же обращение пришло от частного лица, от человека неправославного или православного, но не поддерживающего связи с Церковью, не участвующего в таинствах, таким, естественно, отказываем. Это все равно что построить коммерческую церковь, чтобы торговать свечками, иконками, чтобы она приносила доход. Повторюсь, домовые храмы создаются с совершенно другой целью. Это такие уголочки, где человек может уединиться, побыть один на один с Богом, когда ему трудно или невозможно поделиться своей проблемой с близким человеком или даже священником.

Игорь Агеенко: Тогда меркантильный вопрос – сколько стоит такую комнату оборудовать?

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: Сегодня домовые храмы и молитвенные комнаты совершенно разные. Каждая организация обустраивает их по-своему, по-своему украшает. Расходы небольшие, в среднем, думаю, не больше двадцати тысяч. С современными техническими возможностями необязательно заказывать дорогие иконы и подсвечники — можно найти варианты попроще. Когда совсем нет средств, можно спокойно распечатать икону на принтере, вставить в рамочку, освятить — это тоже будет образ. Главное, чтобы эти образы вызывали у человека благоговейное отношение.

Игорь Агеенко: В чем отличия домовых церквей от больших храмов?

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: Домовые церкви обязательно приписаны к одному из больших храмов. Они окормляются священниками этих храмов — график посещений, совершения таинств и треб зависит от договоренности батюшки с хозяевами помещения, с организацией. Для священников это, конечно, дополнительная нагрузка, но они с ней вполне справляются.

Игорь Агеенко: Спасибо большое, владыка. Я напомню, что сегодня мы говорили о таком понятии, как домовые храмы, о том, как их построить и содержать. До свидания.