Православие Приамурья: Трудные вопросы о таинстве брака (+ТЕКСТ)

In Православие Приамурья by o.Venedikt

В выпуске — беседа с протоиереем Валерием Сырцовым, настоятелем Свято-Никольской церкви г. Свободный о том, как, для чего и над кем совершается Таинство Венчания. Ведущий — Игорь Агеенко.

Ведущий:  Осень – пора свадеб. Причем многие молодожены после того, как зарегистрировались в ЗАГСе, еще хотят зарегистрировать свой союз обязательно в Православной Церкви. Зачем это им нужно и какие последствия это будет для них иметь, сегодня поговорим с секретарем Благовещенской епархии Валерием Сырцовым. Здравствуйте!

Протоиерей Валерий Сырцов: Здравствуйте!

Ведущий: В Европе все браки регистрируются непосредственно в церкви, церковь там, католическая или протестантская в Америке, насколько я знаю, обладает правом визы, выдачи этих документов. У нас это делает только ЗАГС, а вот у вас венчаются по желанию. Пожелали обвенчаться — пришли и обвенчались. Но кроме того, что это красиво, в храме, темнота, свечи на фото, на видео, зачем люди это делают?

Протоиерей Валерий Сырцов: Первый вопрос, который священник задает людям, которые приходят с просьбой венчании, это вопрос: а зачем вам это надо? Вот что вы видите в этом, для чего вы пришли венчаться? То есть, если ответ такой, что красиво, хотим, чтобы было красиво, обычно ответ такой: ну тогда пока подождите, потому что венчание 0 это действительно очень важное событие в жизни человека, и помимо своей красоты, оно накладывает очень серьезные обязательства на тех, кто предстоит или предстанет перед алтарем. И поэтому вот так вот, ради какой-то утилитарной причины повенчаться — это неправильно, и обычно таких не венчают.

Ведущий: Но как понять? Вот пришел к вам человек с девушкой своей и говорит, хочу венчаться. Нужно, наверное, тест какой-то пройти, чтобы понять, мода или не мода.

Протоиерей Валерий Сырцов: Мы спрашиваем, а это ваше обоюдное согласие? Потому что иногда согласие, действительно, обоюдное, но, скажем, например, девушка хочет венчаться по внутреннему чувству, а молодой человек делает это просто потому, что любит девушку и думает: «Ну хочется ей, ну пойду я там постою. Чего не сделаешь ради любимой». Сама по себе мысль хорошая, но для венчания не годится. Потому что он будет стоять перед алтарем неискренне, он будет лгать. Когда священник будет спрашивать, когда священник будет молиться за него, это будет неправда, человеку это не нужно. Вот это один из вопросов, который необходимо выяснить. А второй вопрос, ну я опять же, говорю из своей практики, хотя многие священники это делают, мы предупреждаем, что, смотрите, примерно треть молитв в венчании это молитвы о чадородии, о продолжении рода, чтобы Господь благословил вас детишками. Вы готовы детишек рожать?

Ведущий:  И тут начинаются вопросы.

Протоиерей Валерий Сырцов: Начинаются вопросы. Вы понимаете, что аборт — это грех сам по себе очень тяжкий, убийство ребенка. Тяжесть греха неимоверно возрастает, если вы совершите аборт после венчания. Мы уже все люди взрослые, у нас молодые пары предохраняются, вы уже не можете предохраняться абортивными средствами, спиральки, таблетки, которые убивают уже зачатый плод, они уже тоже греховны. Потому что уже убивается жизнь, зачатая жизнь. Об этом мы тоже говорим.

Что такое Церковь? Вот апостол Павел, во образ союза мужа и жены, мужчины и женщины полагал Христа и Церковь. Вот как Христос возлюбил Церковь, так же муж должен любить жену, и как Церковь послушна Христу, так же жена должна быть послушна мужу. Представляете, какой высокий стандарт задает апостол Павел – Христос и Церковь, муж и жена. То есть, что такое семья? Малая Церковь. Вот есть большая Церковь, это все мы, глава ее Христос, и есть малая Церковь, глава которой есть муж, жена, его помощница, ребятишки. Эта малая Церковь должна жить по образу большой Церкви. Я не гарантирую точность цитаты, но общий смысл передаю, святой третьего века, преподобный Феликс, он говорил так: «Я вижу двух любящих, два любящих сердца, вместе они молятся, вместе они у Чаши Христовой, вместе они в радости, вместе они в печали, вместе они воспитывают своих детей в вере христианской, вместе с этими детьми они приходят в храм». Вот это образ венчанной семьи. Если мы этого делать не собираемся после венчания, то для чего тогда венчаться?

Ведущий:  То есть формат красоты отпадает?

Протоиерей Валерий Сырцов: Отпадает сразу же.

Ведущий:  А как быть тогда опять же на Западе. Я понимаю, что немножечко разные колокольни, назовем это так, разное поле деятельности, но тем не менее. Там же часто заключаются фиктивные браки, и фиктивные браки заключаются в присутствии священника у алтаря. Вот как быть в таком-то случае?

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, видите как, трудно отвечать за тех, за кого мы отвечать не можем. И поэтому, кстати, Церковь осмыслила трагический опыт двадцатого столетия, и сейчас даже в принципе хорошо, что мы отделены от государства. То есть сейчас Церковь не обязана обслуживать государство, она не обязана исполнять функции государства. Потому что раньше, захотели люди пожениться, надо идти в Церковь, потому что именно Церковь занимается этими вопросами. Одна из причин того, что произошло, это именно, что проходила формализация вот этого великого таинства, то есть, люди шли просто узаконить свои отношения, а не для того чтобы принять особое благословение от Бога на совместную христианскую жизнь, совместное возрастание в вере христианской и воспитание своих детей, понимаете? И это была одна из причин, что Господь огненным мечом большевизма посетил нашу Россию, и, действительно, Церковь осмыслила этот период, и слава Богу.

В социальной концепции Русской Православной Церкви прямо написано, что Церковь признает государственный брак. Она не считает людей, которые живут в зарегистрированном браке, что это блудное сожительство, и прямо порицает тех священников, которые по своему неразумию или, как говорил покойный патриарх Алексий II, «от ветра головы своей», утверждают, что если брак не венчан, то это блуд, и в храм ходить нельзя, причащаться нельзя. Это ерунда, брак законен. Другое дело, что в нем нет благословения, которое дается венчанием. Так вот, если вы хотите венчаться, чтобы получить благословение Божие на свою дальнейшую христианскую жизнь, милости просим.

Ведущий:  А если, допустим, люди живут гражданским браком, но брак крепкий, у них там, может быть, уже дети появились, но вот не решили они его зарегистрировать, не хотят связывать свою жизнь с законом, не хотят и все, неважно, какие причины. И решают они прийти к вам, говорят, обвенчайте нас. Ну вот, мы не хотим расписываться, мы живем в России, мы уважаем законы, но вот не хочется нам.

Протоиерей Валерий Сырцов: Тут общие какие-то рекомендации дать нельзя.

Ведущий:  Но гипотетически вы можете дать им разрешение на венчание?

Протоиерей Валерий Сырцов: Гипотетически да. Но перед этим я им скажу так, что, вот у вас есть два месяца, чтобы вы мне надоели своим присутствием в храме. Потому что когда я буду стоять перед алтарем, перед Богом, я должен вас хотя бы немножко узнать, кто вы такие, чем вы живете, как вы веруете, какова ваша молитва, только тогда я могу за вас предстоять перед Богом.

Ведущий:  И в этом случае священник берет на себя ответственность за, грубо говоря, их дальнейшую семейную жизнь?

Протоиерей Валерий Сырцов: Да, совершенно верно.

Ведущий:  И если что-то случится не так, то уже в конце концов, вы, как священник, будете нести за них ответственность перед высшими силами.

Протоиерей Валерий Сырцов: Да, совершенно верно. И поэтому я говорю, давайте вот вы походите в храм. Когда вы читали последний раз Евангелие? Когда вы в последний раз причащались? Когда вы в последний раз были в храме? Вот начните, попробуйте жить церковной жизнью. Если вам это понравится, если в этом почувствуете радость от общения с Богом, от молитвы со своими собратьями-христианами, тогда венчайтесь. А если это пока еще не надо, то для чего венчаться?

Хотя, конечно же, Церковь не признает этот так называемый «гражданский брак». Любой более-менее развитое общество, цивилизация, в ней были те или иные ритуалы, обряды оформления брачных отношений. И вот как раз именно когда распадался институт семьи, это было началом падения величайших империй. Тот же Рим, та же Византия из этой же серии. И вот, кстати, у нас тоже очень важная, серьезная проблема. что люди не хотят брать ответственность — поживем и все, разбежимся. Нельзя так. «Друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христов» — вот слова апостола.

Ведущий:  Вы сами женаты?

Протоиерей Валерий Сырцов: Конечно.

Ведущий:  То есть у вас жена, дети, оформленный брак и венчанный брак?

Протоиерей Валерий Сырцов: Да. Да. Причем мы сначала расписались. Вот когда мы пришли венчаться, тогда еще был архиепископ Гавриил владыкой, он сказал, расписывайтесь. И я, по молодости лет, стал пыхтеть, ну что это, не это главное, он сказал, расписывайтесь. Проявить разумное послушание Матери-Церкви это всегда полезно для человека. Если я прихожу в Церковь, заранее готовясь диктовать свои условия, то это не подход сына, понимаете? Мы дети. Церковь никому ничем не обязана, как не обязана наша мать. Это мы обязаны любить ее, защищать ее. Вот есть хорошие слова: «У нас есть право любить Россию, жить для России и умереть за Россию». И вот так же, у нас есть право любить Церковь, жить Церковью, и, если надо, умереть за нее. Но мы не можем приходить и диктовать: ты должна то, ты должна это. Да, мы расписались, потом повенчались. И уже потом, когда я был священником, 18 лет уже был срок, то есть стаж…

Ведущий:  Ну кому-то срок, кому-то стаж.

Протоиерей Валерий Сырцов: Да. И я действительно заметил, что на практике — а практика — критерий истины- те браки, которые зарегистрированы и венчаны почему-то меньше распадаются, чем, вот даже бывает, когда повенчались, не расписавшись, а потом разбежались.

Ведущий:  И как быть в случае эмансипации? Потому что у нас процедура гражданского права, семейного права подразумевает такое понятие, как эмансипация, когда до 18-летнего возраста люди могут при определенных обстоятельствах пожениться, там, в 16 лет, как быть? Потому что одно дело закон, который един для всех, 18 лет, но есть исключительные какие-то случаи. В этом случае Церковь за, против или как-то дистанцируется?

Протоиерей Валерий Сырцов: Но опять же, это надо рассматривать каждый отдельный случай.

Ведущий:  Ну, возьмем ситуацию, допустим, ему 18 лет или 20, а ей 16, ну вот любят, не могут, всё. Они пошли зарегистрировали свой брак официально, есть разрешение.

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, я думаю, что если есть у них есть искреннее желание жить не только просто жизнью семейной, но и церковной, думаю, что и повенчаем.

Ведущий:  А Церковь вообще имела такую практику на территории Амурской области, было такое?

Протоиерей Валерий Сырцов: Пришли молодые ребята, им было по 16 лет, но видно, что любят друг друга, но эта такая вот любовь, кто знает, насколько она будет сильна, мы их обручили. То есть изначально, есть венчание и обручение, он соединено сейчас все вместе. Изначально это были два разных обряда… ну скажем, есть Таинство Венчания и был обряд обучения, то есть, когда обменивались кольцами, и какое-то время до венчания они жили…

Ведущий:  Раздельно, то есть им давался срок, можно было еще тогда расстаться, скажем так?

Протоиерей Валерий Сырцов: Да. Поэтому в случае этих молодых ребят я поступил так, это старая практика, то есть мы их обручили, они обменялись кольцами, я сказал, будет вам 18 лет… но больше они не приходили, не знаю, как там у них все получилось.

Ведущий:  А вообще, если брать различные религии, ислам, иудаизм, например, буддизм и христианство, брачный возраст варьируется. Насколько я знаю, в исламе можно с 14 или с 12 лет жениться, ну то есть, возраст, порог очень низкий. Цыгане вообще — ну, у них как таковой религии нет, но вот в народности, насколько я знаю, с 12 лет браки заключаются, в иудаизме это, по-моему, тоже было чуть ли не с 12 лет. Почему такой возрастной ценз? У православных он поднят повыше, он обусловлен законами, а вот в других религиях несколько ниже. Про буддизм не знаю.

Протоиерей Валерий Сырцов: Дело в том, что Церковь все-таки призвание женщин видит, прежде всего, в исполнении той заповеди, которая была дана нашей праматери Еве, то, что спасешься рождением детей. Женщина здесь уподобляется в какой-то мере Богу, то есть, она дает новую жизнь, Бог, конечно, через нее дает, но все-таки она непосредственно участвует…

Ведущий:  Создатель на земле.

Протоиерей Валерий Сырцов: Помните, когда Дева увидела первенца своего? Поэтому Православная Церковь исходит из того, чтобы женщина, вступая в брак, могла стать матерью. А, скажем, в других религиях женщина видится как объект сексуального наслаждения. Поэтому, скажем, девочка 12-14 лет для кого-то кажется вполне привлекательной, поэтому дается, видимо, разрешение на столь ранние браки.

Ведущий:  Как вообще происходит обряд непосредственно венчания? То есть, люди сделали все, что вы сказали, за два месяца вам надоели, прошли все необходимые тесты на знание Евангелия, на знание, там, цитат, на знание того, как жить, как крестить детей и не крестить детей, все обряды знают. Все решились, расписались, показали паспорт, пришли к вам. Что дальше?

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, назначается время.

Ведущий:  Это воскресный день, я так понимаю.

Протоиерей Валерий Сырцов: Необязательно. Венчаются четыре дня в неделю, это понедельник, среда, пятница и воскресенье. Ну и, конечно, если нет длинных постов, в посты тоже не происходит венчание. Назначается время, назначается день, священник говорит, что нужно приготовить, то есть, нужны иконы, свечи, рушник вышиванный на счастье. Ну все, люди приходят, священник еще раз спрашивает, готовы ли вы, и начинается, собственно, таинство.

Ведущий:  Но при этом могут присутствовать другие люди, зрителя какие-то, гости?

Протоиерей Валерий Сырцов: Это по желанию брачующихся. Кто-то приводит много людей, кто-то, например, скажет, мы хотим вдвоем повенчаться, чтобы никого не было. Все только от их желания.

Ведущий:  А вот это вот процесс, когда над ними держат какие-то штуки, наподобие венцов, корон, это что такое?

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, они как раз символизируют венцы мучеников.

Ведущий:  То есть, им и пострадать еще потом придется?

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, понимаете, ведь…

Ведущий:  Или имеется в виду, что семейная жизнь это страдание?

Протоиерей Валерий Сырцов: Как сказать. Это подвиг, потому что настоящая любовь, она жертвенна. Вот любовь современная, когда молодой человек сейчас говорит девушке: «Я люблю тебя», он, как правило, имеет в виду: «Мне классно от тех ощущений, которые я с тобой испытываю». А когда это говорится с христианской позиции, «Я люблю тебя» значит «Я готов жертвовать для тебя» — своими привычками, своими какими-то пристрастиями, то есть любовь христианская, она жертвенная, она предполагает, что я отказываюсь от себя ради любимого. И это подвиг, это мученичество.

Ведущий:  А если вдруг подвиг и мученичества больше, чем человек может вынести? Ну, вот случилось так, прожили пять лет, а брак венчанный, но вот приходят, не могу, всё.

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, вот видите, для этого мы и говорим, что венчанный брак он должен… не просто повенчали, он должен руководиться священником. Священник, к которому они приходят…

Ведущий:  Берет над ними шефство, грубо говоря?

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, да. Духовное такое руководство. То есть, он видит, он знает душевные какие-то порывы мужа, жены, он начинает как-то регулировать. То есть, если я вижу, например, что у него какие-то начинаются проблемы… все это решается в процессе такого духовного руководства. Ну конечно, священник будет прилагать усилия, беседовать с ним, с ней, с обоими, чтобы все-таки брак сохранился. Потому что я знаю, что для детей это очень важно. Ну, в конце концов, наступи на горло своей песне, но ради ребенка. Тем более, что, как правило, если в семье родились двое-трое ребятишек, то 80% тех проблем, которые возникают в молодых семьях, они уходят — просто некогда, понимаете, некогда. Ты приходишь с работы, и вот они скачут на тебе, и кричат «Папка пришел!», «Мама!», то есть, ты просто радуешься, ты блаженствуешь, ты ни о чем не задумываешься. Почему Церковь говорит, что рожайте детей, не бойтесь, дал Бог ребенка, даст и на ребенка, без куска хлеба он вас не оставит. Но множество проблем, они из-за чего происходят? Потому что живут люди эгоистично, они живут для себя, не для любимого, а для себя, вот что мне нравится, ты должен делать. И естественно, что рано или поздно это начинает напрягать человека.

Ведущий:  А почему он не такой, как мне надо?

Протоиерей Валерий Сырцов: Да, поэтому Церковь говорит, что, смотрите, рожайте одного, второго, третьего — а будет у вас трое ребятишек, я говорю, что 80 процентов тех проблем, которые возникают в семьях, они просто уйдут.

Ведущий:  Это вы по опыту своему знаете?

Протоиерей Валерий Сырцов: Да.

Ведущий:  У вас трое?

Протоиерей Валерий Сырцов: Четверо.

Ведущий:  А, четверо. То есть вам вообще некогда?

Протоиерей Валерий Сырцов: Да. Конечно, бывают какие-то… мы обыкновенная семья, бывают какие-то недоразумения, я где-то пыхчу, бывает, что и матушка поворчит на меня. Но когда ты видишь вот эти вот… плоды своей семейной жизни, понимаешь, что ради них надо наступить на собственное эго. Я же должен сказать «Господи, вот я, жена моя и дети мои».

Ведущий:  Хорошо. Это идеальный вариант, опять же. А если вдруг наступило, не могут они. Допустимо ли расторжение такого брака, когда…

Протоиерей Валерий Сырцов: Да, есть, кстати, официально утвержденные поводы для расторжения брака, это, скажем, если, например муж, заставляет жену сделать аборт, или жена, например, не хочет рожать детей, а муж этого хочет, это законный повод для развода. Скажем, супружеская измена, но не то, что тебе друг нашептал, а когда ты уже точно знаешь, или тебе сказали, что, мол, я ухожу, то, естественно, брак распадается. Наркомания, пьянство непрекращающееся, заболевание тяжкой болезнью венерической — ну это опять же следствие прелюбодейства.

Ведущий:  А если там, не знаю, вот есть люди, у которых, назовем это, синдром бродяжничества, является это уважительной причиной или нет? Почему-то сейчас вспомнилось. Просто есть люди, которым нужно, там, рюкзак, бороду, свитер, гитару и пешком на Грушинский фестиваль.

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, опять же, сходи на этот фестиваль и вернись назад домой.

Ведущий:  А есть люди, которым нужно шариться по горам постоянно. Я это назову так, утрированно.

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, есть, конечно, ситуации, когда просто по факту люди уже не живут вместе. Они приходят, говорят, мы уже десять лет не живем, разведите нас. Ну что с ними делать? Уговаривать их сходиться снова? У него уже другая семья, у нее другая семья. Разводим.

Ведущий:  Но, в основной своей массе браки, которые венчанные, они крепче?

Протоиерей Валерий Сырцов: Ну, можно сказать, что так, да.

Ведущий:  А статистика какая-то? Судя по тому, что вам тяжеловато сейчас сказать было…

Протоиерей Валерий Сырцов: Опять же говорю, что при том условии, что венчанные люди все-таки не забывает о Боге, о вере, о Церкви. У меня сейчас их стало меньше, потому что после проведенной беседы многие сказали, что, батюшка, мы еще не готовы вам надоедать. А вот те уже, кого я повенчал, ну я скажу так, что 99 процентов, они живут счастливо и дружно и, я надеюсь, будут жить дальше. А те, кого я венчал в первые годы своей священнической практики… ну было такое, пришли, хотим венчаться, о, слава Богу, пошли венчаться. Ну, процентов 70, может, 60, потом пришли и стали просить развода. Потому что это такая же ответственность, как крещение. Кому больше дано, с того больше и спросится.

Ведущий:  Вы слышали все сами. Сегодня мы говорили о венчании и о браке среди православных людей, которые обещают, как в крещении, добрую совесть не только Богу, но и друг другу. Делайте выводы. Всего доброго! До свидания.