Православие Приамурья: Социальное служение Церкви (+ТЕКСТ)

In Интервью, Православие Приамурья by o.Venedikt

Тема нового выпуска – Православная Церковь и дела милосердия. На вопросы ведущего Игоря Агеенко отвечает епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан.

— В начале июня на одной из интернет-площадок появилось сообщение о том, что Благовещенская епархия отказывается содержать единственный в областном центре приют для бездомных. Как Вы можете прокомментировать эту информацию?

Епископ Лукиан: — Мы действительно арендовали помещение в селе Садовое, чтобы оказывать помощь людям, которые остались без крова, попали в трудную жизненную ситуацию. Особенность этого здания в том, что оно принадлежит не какому-нибудь частному предприятию,  а государственной службе – Благовещенскому комплексному центру социального обслуживания населения «Доброта».  Его сотрудники занимаются решением тех же задач, что и мы, делают те же дела милосердия.

Благовещенская епархия решила подключиться к их работе и обратилась к руководству службы с просьбой предоставить нам дом в Садовом в безвозмездное пользование, потому что на тот момент у нас не было своих помещений для осуществления социальной деятельности. Нехватку помещений для епархиальных служб в городе мы ощущаем до сих пор, но активное строительство реабилитационных центров при наших монастырях в Ивановском районе сейчас позволило частично снять эту проблему.  Монастыря у нас два, женский в селе Среднебелая и мужской в селе Троицкое, они большие, правильно спланированные, и в них уже можно принимать людей.

То, что мы отказались от здания в Садовом, вовсе не означает, что мы выгнали его обитателей на улицу или не хотим им больше помогать. Как подчеркивается в официальном письме, которое епархия направила в центр «Доброта» в связи с расторжением договора аренды, предоставлять жилье и оказывать помощь этим несчастным людям мы теперь будем в лучших для них условиях – на базе монастырей, при которых создаются специальные реабилитационные центры.  Там мы сможем не просто приютить мужчин и женщин на короткий срок, но и обеспечить их интересной работой, устроить их быт.

Нельзя забывать и о том, что государственные социальные службы существуют за счет бюджета, а церковные – только за счет пожертвований. И мы отказались финансировать содержание дома в Садовом, потому что решили направить эти пожертвования на создание двух реабилитационных центров в селах Ивановского района. В каждом из них мы сможем принимать до 60 человек. В приюте в Садовом размещались от силы 10 человек.

Нужно думать о будущем. Нельзя просто давать людям бесплатный кров и пищу, тем самым обрекая их на состояние вечной зависимости от милости благодетелей.  Нужно помочь им найти путь в жизни, трудоустроить. Мы эту перспективу видим и для этого организуем, например, мастерские, даем возможность потрудиться на огороде. Весь быт людей в реабилитационных центрах выстраивается таким образом, чтобы они чувствовали, что им по-настоящему помогают и что эта помощь не временная.

Еще хочу отметить, что давать комментарий по таким серьезным и спорным вопросам по телефону, как настаивали журналисты интернет-издания, которое написало о закрытии епархией приюта, — полное безумие. Во-первых, объяснить что-то в короткой неличной беседе довольно затруднительно. Во-вторых, слишком велика вероятность того, что полученную информацию «перекрутят» в нужную сторону. Да и документы, которые могли бы прояснить ситуацию, по телефону не покажешь.

— А когда заработают эти реабилитационные центры при монастырях?

Епископ Лукиан: — Они уже работают, но пока мы можем принимать только ограниченное число людей. В Среднебелом у нас проживают около десяти человек, в Троицком – пять человек. И амурчане, которые попали в трудную жизненную ситуацию, могут приехать в монастырь уже сегодня. Единственное, что такой должны быть готовы к тому, что никто не будет за ними ухаживать и убирать,  пока они сидят, ничего не делают и не думают о будущем.

— Но ведь бездомные как раз и относятся к такому типу людей. Они привыкли, что за них все время кто-то что-то делает.

Епископ Лукиан: — Это еще одна причина, почему мы отказались от приюта в Садовом – там люди сидели в замкнутом помещении, общались только с друг другом, не видя внешнего мира, и их психологические проблемы тем самым усугублялись. Если они будут жить при монастырях, общаться с монахами и монахинями, многие из которых имеют гуманитарное образование и могут оказывать им психологическую поддержку, направляя их на выход из привычного состояния, это принесет им большую пользу.

Также элементарная трудотерапия во все времена была отличным способом лечения психологических проблем. Дурь, апатия быстро проходят, когда человек чем-то занят, когда у него появляется идея – например, идея возрождения храмов, культуры. Если на его глазах создается, строится, возрождается что-то ценное, эта атмосфера созидания его притягивает и вдохновляет, его жизнь начинает меняться.

— А если человек не хочет? Если он другой религии или просто неверующий? Если ему нужно просто «перекантоваться»?

Епископ Лукиан: — Мы оказываем помощь и таким людям. Если человеку не понравится  в центре и он не захочется остаться, он спокойно может уйти. Молиться там тоже никого насильно не заставляют – даже трудников, которые специально приезжают оказать помощь монастырю.

— Сколько людей обращаются в епархию за помощью? И насколько им реально помочь?

Епископ Лукиан: — Много обращается. Чем можно реально помочь, мы определяем после собеседования. В основном, провожу их я, у меня достаточный опыт по работе с реабилитационными центрами. И наша задача не просто дать им кусок хлеба, помочь разово, стихийно, да еще и «пропиариться» на этом, всему миру рассказать «вот, какой я хороший», как это сейчас, к великому сожалению, делают даже верующие люди, христиане.

Помогаем тихо, основательно, на приходах и особенно при монастырях. Слава Богу, сейчас появились для этого возможности, которых несколько лет не было – специалисты, помещения, хорошие условия. Достроим монастыри – откроем при них монастырские больнички, в которых сможем оказывать бесплатную профессиональную медицинскую помощь не только обитателям реабилитационных центров, но и сельчанам.

Такие благотворительные больнички были у нас в Санкт-Петербургской епархии – в них принимали пациентов обычные врачи, приличные люди, которые считали своим долгом один-два дня в неделю потрудиться бесплатно, проконсультировать и подлечить монахов, трудников, жителей окрестных сел.

— А по каким причинам Вы можете отказать человеку в приеме в реабилитационный центр? И часто ли приходится отказывать?

Епископ Лукиан: — Есть люди тяжело больные – психически или физически.  И если мы видим, что реально не сможем помочь такому человеку, то, конечно, направляем его в профильное медицинское учреждение. Как правило, мы берем над ним шефство, думаем о его будущем. Есть те, кто осознанно не хочет отказываться от привычного образа жизни, и, несмотря на наши усилия, в конечном итоге возвращается к своему обычному состоянию. За такими людьми мы тоже присматриваем, все равно помогаем – едой или одеждой, но бывает очень грустно, особенно когда так себя ведут молодые парни.

В Амурской области опустившейся молодежи сейчас, к сожалению, очень много. Причины могут быть разные — несчастная любовь, наркотики, алкоголь, озлобленность, но, на мой взгляд, основная из них – это безверие. Мы живем в мире, где очень мало высоких идей. И многим молодым людям просто не во что «вцепиться» среди этой безыдейности и бессовестности.

Первый шаг к выходу из трудного психологического состояния – это вера и доверие. А это качество духа у многих пропадает. Люди замыкаются сами в себе, в своих проблемах и радостях, и в результате рано или поздно приходят к проблеме больного одиночества.

— А есть какие-то нерелигиозные способы выхода из этого состояния?

Епископ Лукиан: — Есть очень хорошие программы реабилитации наркоманов и алкоголиков. Но эти программы, эти курсы лечения рассчитаны на определенный период времени. После них человек опять выходит в большой мир, мир проблем. И часто он с этими проблемами не справляется и возвращается к тому образу жизни, что он вел до участия в программе, а то и приобретает новые вредные привычки и трудности душевного и духовного порядка.

Поэтому сегодня необходимы реабилитационные центры, которые будут не просто помогать какое-то короткое время, а прививать людям веру, уверенность, учить их находить опору в общении, в друзьях, с которыми можно посоветоваться. Такие реабилитационные центры особенно хорошо работают при духовных центрах – монастырях и храмах.