Православие Приамурья: Праздник Святой Пасхи (+ТЕКСТ)

In Интервью, Православие Приамурья by o.Venedikt

В выпуске программы – беседа с епископом Благовещенским и Тындинским о самом главном торжестве церковного года, Воскресении Христове. Ведущий – Игорь Агеенко.

Ведущий: Владыка, насколько этот праздник должен быть значимым для христианина. Он, я так понимаю, есть один из двух величайших праздников: есть рождение Христа и Его воскресение…

Епископ Лукиан: Я хочу сказать, что праздник значим только потому, что, в первую очередь, он свидетельствует о важнейшем событии, на основании которого построена вера христиан, независимо от конфессии. Потому что, по слову апостола, если Христос умер и не воскрес, наша вера тщетна.

Ведущий: То есть, без Воскресения, Он — просто обычный человек?

Епископ Лукиан: Да, тогда Он просто обычный человек, и все Его чудеса, всё Его учение уже не содержат никакой божественности. Именно Воскресением Христос, по сути, и заставил поверить в Себя сомневающихся и тех, кто просто даже и не задумывался о Нем. Своим воскресением, своим появлением Он и закрепил все то свое Божественное учение, которое было дано людям здесь, на земле. Поэтому это не просто праздник – это очень важное событие, о котором спорили с первых веков христианства. Именно о Воскресении Христа придумывали разные версии — к примеру, что Он уснул летаргическим сном, что Он просто притворился умершим, что ученики спрятали куда-то Его и выдали потом другого человека за Христа. Но человеческое сознание, как вы сами понимаете, имеет свойство не только верить, но и сомневаться, в первую очередь. И вера появляется как раз после каких-то долгих сомнений, поисков, размышлений и прочего. И поэтому, как бы ни восставал человеческий разум против вот этой истины, нельзя было победить человеческому разуму то, что было сделано Богом. Люди верят и понимают, что если бы это действительно не было Воскресением, то за Христом никто не пошел бы. Не было бы этой огромной всемирной Церкви, которую Спаситель основал.

Ведущий: Мне кажется, что версии о том, что ученики Его спрятали или что Он впал в летаргический сон, малоправдоподобны. Ведь Он получил сорок ударов плетьми, а плети были с вплетенными гвоздями и костяшками, которые рвали кожу и мясо, потом его проткнули гвоздями, копьем, и чтобы при этом человек мог впасть в летаргический сон —  мне кажется, это вряд ли.

Епископ Лукиан: Версий было много очень, потому что идея воскресения никому не давала покоя. Вот в одном из фильмов я видел, что нашли тело Иисуса, что когда-то иудеи, евреи продали Его тело и его прятали в Кремле… историй столько напридумано, но все-таки самый сомневающийся грешный человек верит только потому, что история воскресения, учение и жизнь Христа, смерть Христа, она не может быть какой-то легендой и выдумкой – там слишком много реальности и действительности.

Ведущий: Если говорить об истории Пасхи, название праздника восходит к древнееврейскому «песах», что обозначает «пройти мимо». Это история о том, как ангел-губитель шел и убивал младенцев в Египте, и евреям нужно было обмазать косяки своих дверей кровью жертвенного животного, чтобы он не зашел и к ним.  Насколько эта история, которая случилась, как я помню, 3000 лет до Рождества Христова, может служить прообразом современной Пасхи?

Епископ Лукиан: Эта история действительно служила только прообразом. Ветхий Завет знает очень много прообразов смерти и Воскресения Христа. Но особенность в том, что те прообразы или те пророчества, отжили и отработали свое, поэтому христиане Нового Завета уже не возвращаются к идеям Ветхого завета, потому что он Ветхий, он устаревший. Но Пасха, как вы правильно заметили, в переводе с еврейского языка означает прохождение, изменение чего-либо. Поэтому новозаветные христиане Пасху видят как избавление человечества от проклятия, от смерти, видят, что в истории жизни людей произошли огромнейшие перемены именно в пользу жизни, в пользу спасения, обновления мира, и ничего общего с ветхозаветным празднованием у новозаветных христиан нет. Другое дело, что Ветхий Завет сегодня подтверждает истинность Пасхи, истинность смерти и Воскресения Христа. И когда надо об этом говорить, мы возвращаемся к Ветхому Завету. Но по сути вся жизнь Церкви собирается только в идее Воскресения Христа. Две тысячи лет христиане читают Символ веры, и там звучат потрясающие слова: «И в Воскресшего в третий день по Писаниям».  Уже 2000 лет  христиане исповедуют Воскресшего Христа. Это очень важно для Церкви.

Ведущий: Я знаю христиан, которые праздник Пасхи празднуют просто — то есть, читают какие-то молитвы особые, но такого количества внешних атрибутов, как у православных и у католиков, у них нет. И следующий вопрос у меня к атрибутике. Вообще, даже если обращаться к Ветхому Завету, там  у них не было такого количества куличей и всего прочего. А сейчас, простите, Пасха превратилась в некий набор обрядовых символов.

Епископ Лукиан: Не могу представить, чтобы за атрибутикой или за праздничными традициями, идея Воскресения Христа могла бы скрыться или затеряться — скорее, наоборот.

Ведущий: Но ведь люди идут освящать не себя, они идут освящать яйца, куличи и так далее.

Епископ Лукиан: Нет, я с вами не согласен. Вы правильно отметили, что у многих христиан многих конфессий нет этой атрибутики, ее даже очень мало – всего лишь несколько молитв и чтение Священного Писания. В Православной Церкви, и в католической, или других национальных Церквях, например, армянской, очень много атрибутики, и это вполне оправдано и объяснимо, потому, что это исторические Церкви. За историю исповедания ими Воскресения Христа собралось очень много традиций и обычаев, это вполне нормально. Но эти традиции и обычаи помогают усвоить , радостно принять празднуемое событие. Вот православное богослужение на Пасху – ну кто может поспорить, что это очень красиво, очень трогательно, очень ярко, очень таинственно?

Ведущий: И очень долго…

Епископ Лукиан: Не всегда. Три часа идет богослужение. В старые добрые времена была традиция – служили с полуночи до рассвета, встречали Солнце Правды –Христа. Я помню в детстве такие Пасхи. До рассвета обязательно надо было держать людей в храме, многие батюшки придерживались этой традиции, это южная традиция, и мы потом все выходили и смотрели, как играет на Пасху солнышко.

Ведущий: И сразу там засыпали?

Епископ Лукиан: Я несколько раз засыпал прямо в углу храма, засыпал, потому что для детей это тяжело. Но я никогда не забуду эту Пасху. Это переживание, эти ощущения, эти впечатления до сих пор согревают мою душу.

Ведущий: Кстати, вопрос. Во многих мечетях есть даже таблички «Спать запрещено» — это связано с их образом молитвы: они становятся на колени и сгибаются, видимо, многие засыпают. Вот у православных есть такая традиция – засыпать во время богослужений?

Епископ Лукиан: Традиции такой нет, но случается, что дети или взрослые уже стоят и дремлют. Им тяжело, особенно тем, кто работает, или тем, кто обременен какими-то семейными проблемами. Но, мне кажется, богослужение настолько яркое, настолько праздничное, будит этих людей. Оно не дает им уснуть. Тем более, очень часто верующие в храме восклицают, когда их приветствуют «Христос Воскресе!» — они отвечают: «Воистину Воскресе!» Народ отвечает, и поэтому, мне кажется, что даже если захочешь уснуть – не уснешь, потому что вот эти радостные крики и приветствия – они будят людей, не дают уснуть.

Ведущий: Расскажу случай из своей личной жизни – мое детское впечатление на праздник Пасхи. Вечером идем домой и наблюдаем такую картину: в храм и из храма идут потоки людей со свечками, туда и обратно, и те, которые идут обратно, они идут не только со свечками, но и с огоньком, смолят сигаретки, потом, когда подходим поближе, я вижу, что у них помимо куличей в руках еще и по бутылке,  люди спотыкаются и начинают чертыхаться, при этом идя с освященными яйцами, куличами и прочей снедью. Вот как разграничить мирское от священного? Ведь освященные яйца, куличи, Пасха – все это не дает человеку права, выйдя за порог храма, начинать материться, курить, пить, и заниматься прочим непотребством. Это ведь не индульгенция.

Епископ Лукиан: Это элементарная проблема бескультурья, вера тут не при чем. Другое дело, что праздник, он для всех. И в эти дни люди бывают в праздничном настроении, что тут поделаешь. Но это не проблема веры, не проблема церковности, а проблема элементарной культуры. Это то, о чем очень часто говорит Церковь, это то, что мы часто детям, потому что почему-то светская этика не дотягивает до того, чтобы наши люди возле храма не курили, не бросали там сигареты и прочее. Это элементарная проблема культуры. Если же разграничивать и говорить о том, где же все-таки духовное, и как оно работает на человека, и что же такое сам человек, то любой праздник, любой день – это вопрос личных отношений человека с Богом. И мы не можем претендовать на то, что все должны ходить строем — каждый человек, какой есть, вот такой грешный, недостойный, он вот такой и есть. Но самое главное, что Церковь их принимает, она делает все, чтобы подарить людям этот смысловой радостный праздник, и это уже личное дело каждого, насколько он примет, как это сработает в его сердце, в его душе. Есть те, кто очень благочестиво, очень радостно относится к этому, а есть и такие, которым еще тяжело, но они делают первый шаг, они подходят к этому, это тоже здорово.

Ведущий: Любому человеку — любой веры и конфессии можно прийти, посидеть, послушать, повоспринимать, пофотографировать?

Епископ Лукиан: Конечно. Двери храмов всегда открыты, у нас нет таких отношений — я бы назвал их сектантскими, затворническими, — только для своих и только сами по себе. Всегда Церковь доступна для всех и вся, в любые дни, а тем более в большие праздники. Мне кажется и вера-то приходит, и умение верить, благодаря тому, что человек потихонечку соприкасается. Ведь один-два-три раза пришел, а на четвертый раз он уже будет мастером своего дела.

Ведущий: Скажите, а есть ли такие моменты, что на Пасху в какие-то храмы собирается больше паломников, а в какие-то из их приходов уже меньше людей остается. Нет ли, скажем так, конкуренции между храмами, именно в праздничные дни?

Епископ Лукиан: Мы даже представить себе не можем, что бывает конкуренция. Например, в этом году, при всем том, что у нас в городе уже пять храмов, а недавно было только два или три, людей с каждым годом становится больше, и все те храмы, которые мы открыли, они просто битком. Вот в праздник Вербного воскресения мы заметили по причастникам, по массе людей, которая посетила православные храмы, что во всех городских храмах народу было в 2-3 раза больше,  чем в прошлом году.

Ведущий: Может быть, я неправильно выразился, не обидно ли людям?

Епископ Лукиан: Храмы не конкурируют, но бывает интересно побыть в одном храме, в другом, и многие прихожане, например, стараются бывать в разных храмах — не держаться одного, а бывать в разных церквях и это тоже нормально По большим праздникам, особенно праздникам, связанным с Албазинской иконой Божией Матери, все собираются в одном кафедральном соборе, у чудотворной святыни. От этого храмы не беднеют, наоборот – обогащаются.

Ведущий: Но ведь интересно-то посмотреть и на главного,  на архиерея, как он проводит службу.

Епископ Лукиан: Архиерей будет служить всю неделю, по всем храмам города и области. В течении сорока дней пасхального периода, я буду везде служить пасхальные службы, поэтому все смогут увидеть меня, каждый у себя дома, можно сказать.  Не нужно выезжать из собственного поселения, я буду приезжать, служить, будет исполнение архиерейского хора радовать людей. И даже духовой оркестр будет.

Ведущий: Так вы еще и хор с собой повезете по области? Расскажите поподробнее?

Епископ Лукиан: Обязательно. Все очень просто. Дело в том, что многие храмы, особенно провинциальные храмы, они бедны возможностями церковного пения — не хватает псаломщиков, регентов и вообще музыкальных людей. Есть уже маленькие курсы, где мы потихонечку учим и регентов, и псаломщиков, чтобы они грамотно, музыкально исполняли свое церковное послушание во время богослужений. Но конечно, когда приезжает архиерейский хор, исполняет сложные и очень красивые песнопения, очень мелодичные – для людей это праздник. Новинка то, что мы вводим сейчас присутствие духового оркестра по праздникам, как это было в старые добрые времена. Это  тоже должно понравиться, и будет очень интересно.

Ведущий: Первый раз духовой оркестр будет на Пасху в кафедральном соборе?

Епископ Лукиан: Да, на Релочном, на территории  собора, будут исполняться музыкальные произведения духовым оркестром. Потом поедем по области.

Ведущий: Вы можете тогда анонсировать – где и когда вас ждать?

Епископ Лукиан: Большие города будут на первой неделе. Будем служить в Шимановске, в Свободном, в Белогорске – это все будет на первой неделе Пасхальной седмицы. А потом уже по субботним и воскресным дням мы будем разъезжать по другим поселениям. Антипасху, первое воскресение после Пасхи, я буду служить в Тынде, в двух храмах, которые есть там в городе.

Ведущий: А что за название такое – Антипасха?

Епископ Лукиан: «Вместо Пасхи» — то есть, первое воскресение после Воскресения. Прижилось вот такое название — «Антипасха».

Ведущий: А кроме префикса «анти» там что-то ее существует антипасхальное?

Епископ Лукиан: Нет, просто повторяется Пасха.

Ведущий: То есть, для тех, кто не успел в ту неделю?

Епископ Лукиан: Да, в Церкви очень много таких добрых исключений, и пост у нас сорокадневный, чтобы успели все, и Пасха потом тоже 40 дней празднуется, можно приветствовать друг друга радостным пасхальным приветствием и участвовать в пасхальных богослужениях.

Ведущий: Так, самое главное забыли – выход из сорокодневного поста. Расскажите, как правильно его сделать, чтобы себе не сорвать поджелудку — давайте уже и на бытовые темы поговорим.

Епископ Лукиан: Опять-таки это культура. Это культура стола. Тем более, если в Великий Пост в Вербное воскресение по уставу можно было вкушать икру и пить вино, то представьте, что будет на Пасху. Люди разговляются, ходят друг к другу в гости, навещают родителей, радуются празднику и вкушают и мясную, и молочную пищу. Естественно и присутствие алкоголя – это тоже традиция. Но опять-таки – это дело культуры. Нужна умеренность, правильный подход к еде.

Ведущий: Владыка, в завершение нашей передачи, можете поздравить наших амурчан, пригласить их на богослужения.

Епископ Лукиан: Дорогие друзья! Я искренне всех вас приветствую с наступающим праздником Святой Пасхи, Воскресения Христова. Я думаю, что не надо вам говорить о наших хороших, нужных, праздничных традициях и обычаях, их очень много, и каждый, как может, придерживается этих обычаев. Подарите себе Пасху! Сделайте все возможное, чтобы радость праздника радость духовной весны вошла в сердце каждого и в дом каждого человека, чтобы  праздник Пасхи действительно согрел, подарил хорошее, светлое впечатление, кого-то очистил, сделал лучше, тем более, за праздником Пасхи, сразу же следует великий день – родительский день, Радоница, когда мы подолгу должны быть на могилах своих родных  близких, выражая тем самым свою признательность им, свою память, свою любовь. Это тоже особый праздничный день, когда мы не только с живыми, но и с умершими делимся пасхальной радостью, радостью Воскресения Христа. Вот в эти дни я приглашаю вас в православные храмы, в эти дни я приглашаю вас быть добрее, чище, лучше, обязательно прощать обиды, перечеркивать какую-то свою злобу, раздражительность, очистить свои чувства, сердце так, чтобы Пасха действительно помогла нам соприкоснуться с Богом по-настоящему.