Православие Приамурья: Отличается ли православная культура от светской? (+ТЕКСТ)

In Интервью, Православие Приамурья by o.Venedikt

В третьем выпуске программы о жизни Благовещенской епархии епископ Лукиан ответил на вопросы ведущего Игоря Агеенко о культуре верующих людей. 

— Существует ли какая-то особая православная культура, которая отличается от светской?

— Культура православия ясна и понятна всем людям, тем более, что о ней очень много говорят. Это своего рода генетический код наших людей, по которому русские узнают друг друга и которым отличаются от других наций.

Мне кажется, любой человек, живущий в России, может представить и оценить огромную роль, которую Православная Церковь сыграла в жизни нашего Отечества. Образование, наука, музыка – все, что есть в нашем историческом достоянии, во многом пропитано духом церковности.

Любое проявление культуры должно освящаться свыше. Иначе культуру можно легко использовать в своих целях, например, для реализации своих сиюминутных политических интересов, и такие проявления будет очень трудно вписать в историю, они не будут отражать духовных, нравственных ценностей. И сегодня так и происходит, скажем, в музыке – существуют откровенно демонические музыкальные направления, где люди исполняют песни в состоянии наркотического опьянения и со временем доводят себя до сумасшествия.

Другое дело, когда культура освящается Богом, который дал нам все свойства души и ума. Такая культура может существовать и укрепляться тысячелетиями.

— Многие сейчас нелестно отзываются о православных и даже о священниках, жалуются на их поведение.

— Церковь, по-гречески экклезия – собрание людей. Это собрание людей, человеческая организация освящается действием Святого Духа и направляет человека к Богу, к идеалу, к благочестию.

Проявления бескультурья в церковной среде, грубости или непонимания – к сожалению, вполне естественны, потому что Церковь – это люди. Они не святы, они не совершенны. Но у них есть общая задача – идти вперед и становиться лучше. У одних это получается хорошо, у других – слабее, третьи просто не умеют, и их нужно учить. Для этого и существует Церковь. Если бы все были святыми, пришлось бы просто повесить на храмы замок, в них бы не было нужды.

Культура в переводе с латинского – «возделывание». Это процесс, стремление. И благодаря тому, что люди вне Церкви указывают на недостатки верующих, они знают, к чему им нужно стремиться, что нужно в себе исправить.

Кроме того, когда мы говорим о высоких вещах, о совершенстве, о Боге, который освящает все доброе и хорошее, не надо забывать, что есть другая реальная сила – сила зла. Она так же имеет своих адептов, она так же работает через людей. Вопрос в том, что человек принимает в свое сердце и что он воспроизводит.

— Но разве священник не должен быть эталоном для людей, быть в моральном смысле несколько выше своей паствы?

— Обязательно. И стремление быть лучше, быть достойнее, желание и готовность работать над собой – я это встречаю каждый день, во всех тех людях, которые со мной общаются, в том числе – в священнослужителях. Как люди они могут погрешать, это естественно. Но в них нет озлобленности, бескультурья, возведенных во внутренний принцип.

Ошибки, промахи случаются – от этих ситуаций никто не застрахован. Для этого и есть Церковь, где мы получаем прощение, слушаем слово Божие, молимся, просим, чтобы сила Святого Духа направляла нас к лучшему.

Повторюсь, в мире есть и силы зла. Они всячески искушают человека, стремятся навредить его духовному миру.  И чем больше он стремится к порядочности, к духовности, тем больше эти демонические силы – видимые и невидимые — на него восстают.

— Православный человек и культурный человек – это одно и то же?

— Всех людей в мире объединяет культура души. Если у человека в душе Бог, любовь, то к какой бы нации или вероисповеданию он ни принадлежал, с ним обязательно можно найти общий язык.

У Николая Лескова есть потрясающее сочинение о Федоре-христианине и друге его Абраме-жидовине. Эти два соседа, христианин и еврей, попали в трудную жизненную ситуацию и выручали друг друга, хотя ненавидели друг друга, кидались камнями через забор, запрещали своим детям общаться. Бог промыслительно свел их вместе так, чтобы они поняли, что ни вера, ни география, ни бизнес не должны быть препятствием к дружбе и – в большом смысле – к культуре.

— Должен ли православный человек ходить в музеи, театры, на концерты, чтобы образовываться?

— Конечно. Особенность православного вероисповедания и православных людей – в том, что они имеют очень широкую душу и стремятся к хорошему широкому кругозору. Самоообразование, новые впечатления – в этом жизнь Церкви. Она не какая-то закорузлая, закрытая, забитая, как это часто можно видеть у сектантов.

— На Ваш взгляд, амурчане – культурные люди? Или им чего-то не хватает?

— Амурчане – очень хорошие люди. Очень добрые и очень разные. По большей части я сейчас общаюсь с жителями провинции, поскольку у нас идут стройки, приходится ездить по области. Люди там просты, и хатки у них просты, но эта простота говорит об их потрясающем состоянии их души, о ее чистоте. Они тоже стремятся к лучшей жизни. Церковь хотела бы реально помочь им в этом, но у нас пока очень мало сил, потому что здесь, на амурской земле, православие было почти полностью истреблено.

Нельзя сказать, что в Амурской области нет культуры. Наши города отличаются своим видом, своим почерком, в каждом есть что-то свое – любимое и дорогое для жителей.

— Как Вы относитесь к новому школьному предмету Основы религиозных культур и светской этике? Нужен ли он?

— Действительно нужен. При том, что люди слабо знают свою историю и не хотят ею интересоваться, потому что предпочитают жить только сегодняшним днем, в нашу область, как и в д-ругие области России, приезжают мигранты. И перед нами появляется задача рассказать им о духовной культуре, о вероисповедании нашего Отечества. Да и наше сограждане должны хоть немного представлять, что такое ислам, чтобы они не воспринимали его только как религию боевиков, которых они видят по телевизору.

То, что сегодня в школе вводятся курсы культур разных религий – это просто здорово, это насущно, без этого жить нельзя. В царское время русские как раз отличались огромной терпимостью, знанием и пониманием других вер. И у нас в России люди разных национальностей и вероисповеданий не просто приживались, но и мирно жили и работали.

Я думаю, нельзя говорить о том, что эти курсы детям навязываются. Потребность в них родилась внутри общества, широко обсуждалась самыми разными специалистами. Да и какую именно культуру будет изучать ребенок, выбирают родители.

— Правдиво ли утверждение светских учебников истории о том, что 70% современной православной культуры – это остатки язычества и лишь 30% культурных особенностей были заимствованы из Византии? Почему в православии прижились языческие праздники – Иван-Купала, Святки, Масленица? Почему они до сих пор не вытеснены?

— Церковь, которая несет учение Христа, не приходит в общество, чтобы его разрушить. Она учит людей бороться с грехом, со злом. Когда мы говорим про Масленицу накануне Великого поста, разве это зло? Другое дело, что веселиться-то люди умеют, а вот поститься, чтобы достойно встретить праздник Святой Пасхи, решается не каждый. То же самое с Иваном Купалой. Этот языческий праздник совпал с церковным днем памяти святого пророка Иоанна Крестителя.

Все языческое, если оно не несет зла, способно воцерковиться. Эти традиции, которые не оскорбляют Единого Бога, вовсе необязательно должны уходить из нашей жизни, тем более, что очень многие из них имеют очень яркий национальный характер.

Такие вопросы сегодня поднимают те люди, которых не очень-то беспокоит проблема Церкви и церковного отношения к старым праздникам — они просто хотят поиздеваться на национальной русской культурой. Большой плюс нашей Русской Православной Церкви, как мне кажется, в том, что она очень дипломатична в этом вопросе.

— После Вашего приезда изменился облик нашего кафедрального собора. С чем это связано?

— Как архиерей я считаю, что в храмах должно было, говоря современным языком, «стильно» – то есть, аккуратно, гармонично, красиво, достойно. Мы ведь все-таки столица Амурской области, и кафедральный собор во многом является образцом. Нужно соответствие правильным стандартам, чтобы не было безвкусицы, которая, к сожалению, часто присутствует в церквях – не потому, что люди ее не видят, а потому что нет денег на лучшее.