Православие Приамурья: Кому и как отчитывается архиерей? (+ТЕКСТ)

In Интервью, Православие Приамурья by o.Venedikt

Новый выпуск посвящен главным событиям жизни православных амурчан в 2014 году, а также трехлетию пребывания Преосвященного Лукиана на Благовещенской кафедре. На вопросы ведущего Игоря Агеенко отвечает епископ Благовещенский и Тындинский.

Ведущий: Чем вы можете подытожить свое трехлетие в Амурской области?

Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан: Порадоваться достижениям, конечно, можно, но, как всякий руководитель организации, думающий и переживающий, я понимаю, что мы за это время сделали не так много, как хотелось бы: где-то помешали жизненные обстоятельства, где-то финансовые проблемы, да и человеческий фактор, потому что у нас не так много специалистов, которые могли бы решать те задачи, которые на сегодня перед нашей областью ставит Русская Православная Церковь.

Но сделано действительно много, особенно с учетом того, что мы небогатая провинциальная епархия. Это наши епархиальные монастыри, это духовное училище, богословские курсы в честь святителя Иннокентия, митрополита Московского, просветителя Амурского. Это и капитальные ремонты, строительство новых храмов, закладка новых храмов – тоже большое достижение. Год 2014 вообще получился «строительным». Очень многие обращаются за благословением на возведение типовых храмов. Верующие Амурской области выходят из бараков, где они до недавнего времени молились — по бедности, или просто за неимением какого-то видения. Сегодня даже не самые богатые села начинают строить православные храмы или часовни. Конечно, это большое достижение для края, а для меня лично — огромная радость, потому что это происходит во время моего служения — это мои переживания, мое благословение и тот маленький труд, который я вношу в укрепление позиций Православия на нашей Амурской земле.

Ведущий: Поскольку мы с вами давно общаемся, позволю задать себе наглый вопрос – вот вы говорите, есть задачи. Получается, у каждого священника есть «повинность» сделать то-то и то-то?

Епископ Лукиан Это действительно так. Каждый священник на своем месте служения выполняет поставленные правящим архиереем задачи. У нас сегодня задача одна – работать на развитие Православия. Это не только богослужения, обязательно должна быть миссионерская деятельность, просветительская деятельность, работа с детьми и молодежью на приходах, беседы со взрослыми и стариками. Задач стоит очень много, и они решаются иерархично: я, епископ, выполняю благословения Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, а священнослужители епархии, которые подчиняются мне, — мои благословения.

Ведущий: А ставил ли Вам задачу Патриарх, мол, владыка, вам нужно через год построить пять храмов, три часовни и так далее?

Епископ Лукиан Конкретных задач нет, но есть общие задачи, которые выработаны Архиерейскими Соборами нашей Церкви и Священным Синодом во главе с Патриархом. На эти постановления мы опираемся и стараемся провести их в жизнь. К примеру, если у нас нет кафедрального собора, мы должны его построить, если у нас нет монастырей, а в этом есть нужда, нужно строить. Если обращаются верующие, которым необходима часовня или маленький храм для села – нужно его строить. По сути, это задачи не сверху, а снизу, это потребность и инициативы, которые идут от нашего народа. И они вполне соответствуют тому, что ожидает от нас Патриарх и Священный Синод.

Когда Святейший Патриарх посвящал меня в епископы, он озвучил свои пожелания в напутственном слове — что надо открывать духовные учебные заведения для молодежи, детские воскресные школы, выходить в мир и работать с людьми. Это напутствие я взял за основу своего служения Церкви и обществу. Но есть и общие позиции, которые выражены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви и других документах Архиерейских Соборов. Мы их выполняем, для нас это правило.

Ведущий: Как осуществляется контроль вашей деятельности, ведь дистанционно всего не отследить… проверки, комиссии приезжают?

Епископ Лукиан Бывают и комиссии, и проверки. Кроме того, как и многие другие организации, мы ежегодно сдаем отчеты в Московскую Патриархию о проделанной работе в разных направлениях — и правящий архиерей, и все отделы епархии, миссионерский, катехизаторский, благотворительный, тюремного служения и другие. Отчитываемся перед специализироваными отделами Патриархии и лично Святейшим Патриархом.

Ведущий: Вера верой, а менеджмент не забывайте?

Епископ Лукиан Я бы не назвал это менеджментом. Это элементарные организационные правила, которые надо соблюдать. Мы выполняем послушания, данные нам Патриархом, старшим епископом. И о том, как идет эта работа, Святейший Патриарх должен узнавать не из новостей, а лично от правящего архиерея, поэтому существуют особые формы отчетности, которые дают картину нашего служения на местах.

Ведущий: Гипотетически, может ли какой-то недовольный пойти и нажаловаться на вас?

Епископ Лукиан Может. Такие жалобы были, например, в связи с вопросом о передачи здания бывшего католического костела, в котором много лет действует православный храм, католической общине Благовещенска. Но чаще всего люди недовольны тем, чего они не знают и не понимают. У них нет опыта, и они настороженно относятся к новому, не принимают его. У нас достаточно проблем такого порядка. Например, у многих православных приходов нашей области никогда не было храмов. Люди молились в приспособленных помещениях, чаще всего, в списанных зданиях или бараках, и считали их настоящими храмами, потому что в них совершалась Божественная литургия. Прошло время, часть этих домов пришли в негодность, начали разваливаться. По-хорошему их нужно закрывать, разбирать на дрова, сжигать в чистом месте. Но некоторые возмущаются: «Там же был храм!» Они путают эти понятия. Это молитвенный дом, а не храм. Молитвенный дом, причем не освященный архиерейским чином. В одном из приходов настоятель, с моего благословения, хотел продать такое неиспользуемое, отслужившее свой век молитвенное помещение на дрова, чтобы вырученные средства направить на строительство типового храма. Люди района, в котором располагался этот молитвенный дом, не разобравшись, написали Патриарху, что у них в селе продают православный храм. Конечно, такие послания вводят Святейшего Патриарха и служащих Патриархии в заблуждение. Если бы жители села обратились ко мне, я бы объяснил, что в этом нет ничего плохого, что необходимость в этой усадьбе, в которой временно совершались богослужения, уже отпала, что нужно строить и благоукрашать новый храм. Именно епископ определяет, что хорошо, а что плохо, тем более, что его задача — создать нормальные условия для жизни приходов нашего края.

Ведущий: Спасибо, владыка. Напомню, что сегодня мы говорили об итогах трехлетнего архиерейства епископа Лукиана. До свидания.