Православие Приамурья: Кодекс поведения священника (+ТЕКСТ)

In Православие Приамурья by o.Venedikt

В новом выпуске программы – беседа с настоятелем одного из православных храмов Благовещенска иеромонахом Георгием (Исаковым) о кодексе поведения священника. Ведущий – Игорь Агеенко.

Ведущий: На недавнем Архиерейском совещании, которое прошло в Москве, Святейший Патриарх Кирилл заявил, что православные священники должны чаще выходить в люди, несмотря на то, что Православная Церковь и так достаточно активно присутствует в жизни светского общества. Что он под этим подразумевал и какие рекомендации священникам дают о том, как себя вести в мире мы поговорим сегодня с иеромонахом Георгием (Исаковым).

Здравствуйте. К вам вопрос издалека. До того, как стать священником вы были простым служащим человеком, военным, который работал, который защищал родину и потом ушел в веру. Каково это – уйти из мира, с его радостями, прелестями, горестями, уйти в Церковь и стать монахом? Я понимаю, что на это у вас есть личные причины, мы в них углубляться не будем, но опишите, свое состояние. Каково в социальной жизни быть священником? Ведь старые привычки никуда не делись.

Иеромонах Георгий (Исаков): От некоторых привычек действительно пришлось отказаться, потому как тот «мир», из которого каждый человек приходит к Богу, затягивает, в основном, как раз прелестями. Радости существуют как в светской, так и в церковной жизни – так же и горести, и страдания и жизненные испытания. Та жизнь, которую имел каждый священнослужитель до того, как принять сан, в большей степени помогает ему в служении. Накопленный опыт, знания, житейская мудрость пригождаются в решении задач уже иного порядка: помогать себе и тем людям, которые обращаются к тебе, найти дорогу к Богу.

Ведущий: В каком возрасте вы приняли сан?

Иеромонах Георгий (Исаков): Сан я принял в 2009 году, в возрасте 34-х лет.

Ведущий: В каком возрасте лучше становиться священником? Одно дело, когда человек принял сан в 18 лет — у него еще свои понятия о мире, он еще «пороха не нюхал», и другое дело военный, который уже многое знает и видел, который был в горячих точках и знает, как помогать людям, даже знает, как спасать людей. Кто из них большую пользу принесет?

Иеромонах Георгий (Исаков): До принятия священного сана я определенное время прожил в монастыре, монахом. Это северо-запад нашей родины, Ленинградская область, где наш нынешний наш владыка, епископ Лукиан, в то время был настоятелем.

Разные люди приходили. И не секрет, что сейчас есть молодые люди, которые в свои годы уже обрели мудрость, которую не обретают люди более преклонного возраста. Поэтому молодой человек, который искренне желает встать на этот путь, с ним проще работать, он как веточка, которая может гнуться. Чуть посложнее с теми, кто уже имеет какой-то опыт. Если священник в преклонном возрасте пришел к служению Богу, у него могут возникнуть определенные трудности с тем, что его привычный уклад жизни не дает возможности гибко, с пониманием относиться к людям.

Я не умаляю достоинств священнослужителей возраста — есть среди них очень много достойных священников и тех, кто также прошел и «горячие точки». В мае прошлого года, когда в Благовещенске собиралось военное духовенство, здесь, в этой студии, был батюшка, у которого от орденов не видно было подрясника, заслуженный человек. Он, сознательно придя к Богу в таком возрасте, полностью себя посвящает служению, жертвенности, и такие люди тоже нужны, потому что являют собой образец для подражания молодым священнослужителям.

Ведущий: Про образец для подражания. Тема для вас, наверное, не очень приятная, но не так давно в Санкт-Петербургской митрополии, в соцсетях появились фотографии, на которых мужики в кепках пьют пиво, пересчитывают огромное количество денег, позируют с оружием. А дальше, на следующих снимках, мы видим, что это не просто какие-то «мужики», а священники. Все они молодые, на вид около 30 лет. Примерно неделю назад стало известно, что их отстранили от служения. Примерно в это же время священник на джипе и вроде бы даже с оружием угрожал сотрудникам ДПС.

Иеромонах Георгий (Исаков): Каждый священник — в первую очередь человек и имеет слабости. Да, он старается с ними бороться, справляться со своими грехами с помощью Божией. Я слышал об этом случае с джипом, но то, что это был священник – не доказанный еще факт. Может быть, это священник, а может быть, это поклеп на священников. Ведь есть в юриспруденции такое понятие, как «презумпция невиновности». Правоохранительные органы разберутся и выяснят, священник ли это. Потому что вполне может оказаться, что это просто гражданин с бородой, который говорит, что он батюшка.

Ведущий: В связи с этими событиями, другая новость: для священников собираются создать «кодекс поведения в соцсетях». Я понимаю, что вопрос скорее к отцу Святославу Шевченко, который является активным блогером, но тем не менее, если решили создать этот кодекс – значит, что-то все-таки не так?

Иеромонах Георгий (Исаков): Скажу так. Если факт, который вы рассказали про питерскую братию — правда, то я могу сказать, что они просто больные люди.

Ведущий: А разве Церковь не должна делать больных здоровыми? И пословица «каков поп, таков и приход» тоже неспроста взялась.

Иеромонах Георгий (Исаков): Совершенно верно, согласен, но не нужно равняться на тех людей, которых вы привели в пример, если они действительно ведут себя так. А что касается кодекса поведения, то есть замечательная книжка, которая называется «Священническая этика». В ней все: как священник должен одеваться, как должен вести себя, как разговаривать, в каком виде он должен появляться на улице.

Когда меня рукополагали в Александро-Невской Лавре, духовник Лавры, архимандрит Никита, который тогда был игуменом, задал мне вопрос. Там сначала человек исповедуется, а потом ему задают вопросы, чтобы увидеть, как он думает, как он размышляет. И мне задают такой вопрос: «Ты совершил венчание, тебя пригласили на свадьбу, ты должен идти?» Я отвечаю: «Да, потому что если пригласили, я не могу отказать, если нет серьезной причины». Следующий вопрос: «В какой момент священник должен уйти со свадьбы?» Я отвечаю, что, наверное, тогда, когда все напьются. Неправильный ответ. Было еще несколько моих попыток ответа – не угадал. Тогда духовник мне объясняет: «Я тебе скажу, запомни на всю жизнь. Как только люди начали танцевать, ты должен поднять тост, попрощаться со всеми и уйти».

Ведущий: Почему?

Иеромонах Георгий (Исаков): Это вопрос, опять-таки касающийся этики поведения священника. Ему не подобает в облачении плясать с народом.

Ведущий: Так ведь можно не плясать, а наблюдать со стороны.

Иеромонах Георгий (Исаков): Это уже более интимная часть свадьбы, на которой священник не должен присутствовать. Иначе, он будет кричать: «Сделайте музыку тише» или что-то в этом роде. Священник ведь общается, а общаться, когда громко звучит музыка, тяжело. Это та самая этика поведения, и о ней ни в коем случае нельзя забывать.

Ведущий: То, что не смогли дать родители, может дать Церковь? И должна ли она это давать? И может ли она переломить то, что было заложено изначально?

Иеромонах Георгий (Исаков): Церковь может все это дать, воспитать и переломить. Но если человек не хочет этого и сам не стремится к этому, то как бы Церковь его ни воспитывала и ни возвышала, он останется на том же уровне, на котором был, впервые переступив порог храма.

Ведущий: Вы офицер запаса, боевой офицер. У вас есть специальные навыки боевых искусств, организационной работы, спецопераций и так далее. Став священником, вы же эти навыки не потеряли. Может ли священник эти навыки дальше развивать? Ведь, вроде не христианское дело, простите, по морде бить, а если душа просит?

Иеромонах Георгий (Исаков): Есть тренировка духовная. Однажды я, еще будучи в монастыре, подошел к нашему настоятелю, нынешнему владыке, сказал, так и так, я спортом занимался, как-то у меня тело ломит, хочется побегать, попрыгать. Он мудрый человек, посмотрел на меня и говорит: «Отец Георгий, я тебе разрешаю. Сто земных поклонов в день, и если после этого захочешь еще бегать, прыгать и тренироваться – ради Бога, бегай, прыгай, тренируйся». Всё, вопрос сразу отпал.

Ведущий: Сто земных поклонов – это сложно?

Иеромонах Георгий (Исаков): Я не скажу, что это легко, даже для физически развитого человека. Более того, скажу, что стоять на службе полтора-два часа (а на Пасху или Рождество и того дольше) – это очень сложно. Профессиональная болезнь священнослужителей – это варикоз, у всех практически.

И еще одна – нарушение режима питания, от чего люди полнеют. В большей степени, батюшки бывают тучными не потому, что много кушают, а как раз из-за нарушения режима питания. Священник, который служит каждый день не имеет права с утра ни кушать, ни даже пить воду. Поесть можно только после причастия, но после причастия кушать особо не хочется, поэтому весь этот прием пищи остается на вечер. А вы знаете, что после шести не кушают даже женщины, чтобы не полнеть.

Ведущий: Вы настоятель, на данный момент у вас в управлении есть приходы, приходит к вам православный верующий человек, который хочет стать священником, хочет служить в приходе, но хочет заниматься спортом. Вы как поступите?

Иеромонах Георгий (Исаков): Сейчас мне в алтаре помогают несколько человек: один из них сотрудник системы исполнения наказаний, второй трудится на поприще телекоммуникаций, третий – в сфере грузоперевозок, плюс два мальчишки, одному — четырнадцать лет, второму — двенадцать. Тот, которому двенадцать, занимается айкидо. Занимается – и на здоровье.

Ведущий: А если он захочет стать священником?

Иеромонах Георгий (Исаков): А вот если захочет стать священником, тогда уже с ним будет отдельный разговор на эту тему.

Ведущий: А какой он будет? Либо это будет заведомо полный человек, либо это будет красивый священник, на которого приятно смотреть? Ведь не секрет, что многие люди не любят тучных людей, не любят на них смотреть.

Иеромонах Георгий (Исаков): В народе бытует мнение: чем полнее батюшка, тем он добрее. У меня был случай, будучи еще насельником Александро-Свирского монастыря, я отслужил литургию, вышел к народу и вижу в окошко, что к храму идет большая группа людей. Зашли в храм, шумные, активные, я им тактично сделал замечание, говорю им: «Какие вы красивые, как умеете громко петь, говорить, молиться в храме!» Они притихли, и мы разговорились. Говорят, мол, мы с Украины, с батюшкой, но батюшка позади идет, он у нас большой, болеет часто. И начали про него рассказывать, какой он хороший, как он любит людей, как он людям помогает.

Следом заходит батюшка — очень большой, грузный, в возрасте, ему тяжело ходить, его поддерживают два человека. Я понял, что у него куча болезней, потому как знаю, что это такое. Мы с ним обнялись, расцеловались, я ему говорю: «Батюшка, какой вы гарный, о вас так люди хорошо говорят». Он спрашивает: «А шо говорят?» Я отвечаю: «Что вы хороший, что людей любите, что людям помогаете…» А он и говорит: «Позашивать бы им рты, чтобы такого не говорили».

То есть, он не считает себя таким, он осознает свою греховность, они его видят святым, а он себя видит грешным. И людская молва о священнике самая правильная. Вы сами сказали, каков поп, таков и приход. Конечно, если священник такой, какого вы описали в начале нашего разговора, который сидит в баре, пьет пиво и себя фотографирует, соответственно, такой же и приход у него будет. Но я знаю очень много достойных священников, и таких большинство. Это люди достойные, к которым люди идут, за которыми люди тянутся и которые действительно показывают путь к спасению. Вот у таких священников и нужно учиться, а на «некачественный продукт» обращать внимания, я думаю, не стоит. Как говорят наши старцы, если за одним мирянином ходит один бес, то за священником ходят целые полчища.

Ведущий: Но они же являются очень большим искушением. Представьте: я смиряю плоть, пощусь, молюсь, жертвую, и так далее, прихожу в храм – священник службу ведет, запомнил. Захожу в соцсеть – там его фото в таком непотребном виде…

Иеромонах Георгий (Исаков): Вот именно по этой причине, Игорь, и был установлен многонедельный Великий пост. Еще в первые века оглашенные, которые готовились стать христианами, должны были пройти вот это оглашение, то есть подготовку. А в канун Пасхи их крестили. Этот пост не был обязательным для уже крещеных, верных. И представьте себе картину: я верный, вы оглашенный, вы поститесь сорок дней, готовитесь принять таинство крещения, весь в заботах, в молитве, в посте, и тут приходите ко мне за советом, приходите домой, а я там курочку кушаю. Как вы отреагируете? Что же это за крещеный, который такой пример подает? Именно поэтому и был установлен многонедельный пост для всех — для тех, кто готовится стать на путь веры, для оглашенных, и для верных, и верные в этом случае являются примером. И я с вами совершенно согласен, что священник тоже должен быть примером.

Ведущий: В любом случае, вы говорите, священник – это человек. И многие уже в возрасте, у многих болезни, нервы. Вот наступили ему на ногу, а на ноге мозоль… может ведь батюшка и огреть?

Иеромонах Георгий (Исаков): Это вряд ли. Священник, прежде всего, должен быть сдержанным, терпеливым, милосердным. Огреть под горячую руку попавшегося – это опять-таки внутреннее содержание того или иного священника. Если он раздражительный, нервный и так далее, он будет иметь беседу с правящим архиереем, который сделает внушение, побеседует с ним, либо его вызовут на епархиальный совет, где ему опять-таки делается внушение, мол, поступают на тебя такие жалобы, посмотри за собой, меняйся — раз ты выбрал это служение Богу беззаветное и самозабвенное, тогда уж и следуй этому пути…

Ведущий: Или иди в отпуск?

Иеромонах Георгий (Исаков): Или иди отдыхай, да!

Ведущий: Спасибо большое, я напомню, что сегодня мы говорили о кодексе поведения священника в светском обществе. До свидания.