Православие Приамурья: Как социальные сети влияют на жизнь верующего человека? (+ТЕКСТ)

In Православие Приамурья by o.Venedikt

В выпуске программы – беседа с Анной Лиманской, пресс-секретарем Благовещенской епархии, о влиянии электронных систем учета персональных данных и других технологических новинок на жизнь верующих и Церкви. Ведущий – Игорь Агеенко.

Ведущий: «Все мне позволительно, но не все полезно, все позволительно, но ничто не должно мной обладать»- это писал апостол Павел людям, жившим 2000 лет назад. Но тога зависимостей было меньше, интернет еще не изобрели, Кто знает, что бы он написал сегодня, будь у него e-mail или страничка в Фейсбуке. Сегодня поговорим о различных интернет-зависимостях, гаджетах, технологиях, в контексте православия. У нас в студии пресс-секретарь Благовещенской епархии Анна Лиманская. Анна, здравствуйте. Первый вопрос – а у вас есть страничка на фейсбуке?

Анна Лиманская: Здравствуйте, конечно есть.

Ведущий: А зачем?

Анна Лиманская: Мы исходим из того, что социальные сети сейчас превратились в совершенно другую технологию, чем она была еще пять лет назад. Если раньше это было средство для личного общения, для того, чтобы найти всех своих друзей, смотреть как они живут, или фотографировать своих котиков и выкладывать их в сеть, то сейчас это именно рабочий профессиональный инструмент. Грубо говоря, Фейсбук – это большая телефонная книжка, в которой ты можешь найти практически любого. Поэтому использую его в основном по работе, ну и иногда, чтобы с друзьями делиться впечатлениями.

Ведущий: Но ведь это отнимает достаточно много времени.

Анна Лиманская: Именно поэтому нужно уметь пользоваться таким инструментом. Конечно, иногда заносит, когда заходишь утром на пять минут почитать вместо газеты новости, а через два часа хватаешься, что опаздываешь на какую-нибудь важную встречу, но это зона личной ответственности каждого человека. Раньше и по проводному телефону разговаривали по нескольку часов. Надо учиться пользоваться этим инструментом, чтобы это не приносило вреда и приносило пользу.

Ведущий: Но, говоря о социальных сетях, их ведь существует очень много, тут возникает вопрос  имеет ли значение, какой социальной сетью пользоваться? Есть ли какая-то религиозная подоплека у какой-то из социальных сетей?

Анна Лиманская: Церковь к соцсетям относится как и ко всем другим реалиям современного мира. Это данность — интернет, компьютеры, социальные сети. Она никуда не денется. Это все инструменты, ими надо уметь пользоваться, находить в них положительные и отрицательные моменты. Разницы нет, человек выбирает ту сеть, к которой он привык, или где есть люди, которые ему нужны,

Ведущий: Как быть по поводу современного закона, который сейчас пересматривается и грозит всем пользователям сетей – персональные данные. Разрешено ли православному человеку доверять свои данные кому-то другому?

Анна Лиманская: А как вы думаете, Игорь?

Ведущий: Как я думаю? Я сказал вначале: все позволительно, но не все полезно. То есть, мера ответственности определяется мной самим. Но я не православный человек, поэтому я уклонюсь от ответа.

Анна Лиманская: Просто иногда мне задают такие вопросы, и я думаю, неужели люди правда думают, что есть такой длинный-длинный список инструкций, на все случаи жизни, что православному человеку можно, а что нельзя? Такого списка нет, но иногда церковные спикеры, когда возникает какая-то нашумевшая проблема или вопрос, могут высказать свое мнение, пожелания и рекомендации по ее поводу, но они необязательны для исполнения.

Насколько я знаю, на Архиерейском Соборе 2012 года был принят такой документ, об отношении Церкви к современным технологиям учета персональных данных. В нем говорится о том, что Церковь, естественно обеспокоена тем, что личные данные людей сейчас хранятся на каких-то неизвестных сайтах, неизвестных серверах, в неизвестных организациях, и что эти данные могут быть в принципе проданы или потеряны. Такие случаи даже в технологически продвинутой Америке нередки. Совсем недавно было несколько скандалов, связанных со страховыми компаниями, которые просто потеряли данные нескольких миллионов пользователей, и конечно, Церковь, как организация, которая заботится о своих людях, о верующих, она обеспокоена, и обеспокоенность самих людей  тоже разделяет. Я думаю, для любого гражданина России интересно, где именно он записан и что про него знают — и милиция, и не милиция, и люди, и мошенники… так что мы тут с государством и с общественностью на одном уровне находимся.

Ведущий: Мой вопрос несколько глубже. Имеется в виду истерия, связанная с Откровением апостола Иоанна, по поводу «числа зверя», по поводу всех намеков на то, что современные технологии будут использоваться для того, чтобы подчинить людей Антихристу, завести их в заблуждение, чтобы ставить на них клейма, письмена… не будет ли это предтечей этих событий? Ведь у нас уже производится чипирование животных и идет речь о чипировании людей. То есть в принципе есть возможность фанатикам сказать, что вот она, метка зверя. Или все-таки нет?

Анна Лиманская: Книга Апокалипсиса нам действительно говорит о последних временах, о том, что будет в самом конце мира, когда придет Антихрист. Это будет такой популярный политик, которого будут все любить. Одним из направлений его политической деятельности, если грубо расшифровать, станет то, что каждому человеку будет предложено поставить печать на лоб и на руку, которая будет символизировать отречение от Христа, но зато эта печать даст людям возможность пользоваться всеми благами цивилизации.

Я думаю, что люди, особенно в нашей стране и особенно те, кто обрел веру тяжело, они могут испытывать опасения по этому поводу. У нас признаков последних времен, например, войн, болезней, немерено. Людей можно понять, они с трудом обрели такое сокровище. И речь тут идет даже не о деньгах, которые все потерял в 90-е годы, не о здоровье близких, а речь о том, что их в вечности будет ждать  — вечные муки, и в ад никому не хочется из верующих . Их можно понять. Этот страх я видела даже у весьма образованных людей. Но тут, мне кажется, нужно исходить еще из такого момента – никто не может отобрать у тебя веру в Бога насильно. Да, возможно действительно будут эти технологии, призванные окончательно закрепить тот факт, с Богом ты, или нет. Но проблема не в технологии, проблема в личном выборе каждого человека. И каждому человеку будет предложено: вот конкретно ты отрекаешься от Бога, тогда у тебя все будет, если не отрекаешься, иди в лес, и не будет у тебя возможности что-то купить и продать, не будет даже интернета — и это будет именно момент личного выбора. Я, например, считаю, что это отлично, это очень хорошо, у нас сейчас очень многие люди говорят о том, что они верят в Бога в душе. У них будет возможность доказать это делом.

Ведущий: Но не будет такого, что вот эти современные технологии подменят веру во Христа?

Анна Лиманская: Опять же, это зона личной ответственности каждого человека, и на государственном уровне Церковь говорит о том, что у каждого человека вообще-то должен быть выбор, нужна ему эта электронная карточка или не нужна. Потому что если ты приедешь в глухую деревню, где ничего нельзя купить без наличных денег, которые больше не имеют ход, это тоже будет ограничение свободы, причем очень страшное. И должно быть не так, как у нас вводили идентификационные номера налогоплательщиков — всем, принудительно и ничего не разъяснив. Естественно уже тогда началась паника, естественно, у очень тонко чувствующих верующих людей пошла реакция: «Все, мы уходим в лес, на полянку». Надо объяснять людям, зачем это, почему, есть ли у них альтернатива, что будет в случае, если альтернативы не будет, может ли случиться так, что всех принудительно перепишут, всем вставят чип под кожу – это же будет антиутопия, роман «Мы». Зачем такое?

Ведущий: Но тем не менее, всем выдают номера, всех переписывают, выдают пенсионные, страховые…

Анна Лиманская: Церковь к этому относилась исторически с пониманием, к тому, что государству нужно вести учет своих граждан. Если даже смотреть Священное Писание, родители Иисуса Христа, Пресвятая Дева Мария и Иосиф, они же отправились в Вифлеем за много километров на перепись. Но у человека, даже в государстве, должна быть личная свобода. А это выбор – надо ли ему все это электронное, или ему все это вводится принудительно. Опять же – эти данные могут потеряться или быть проданными другим людям. Ну и вообще, я часто задумываюсь о том, что мы будем делать, когда у нас выключат электричество?

Ведущий: Интересный вопрос, а меня пока интересует вот что, в продолжение этой темы: Что будет, если выдали документ, который содержит номер 666? Или номера на машину? Правда это с сарказмом вопрос, потому, что лично у меня паспорт заканчивается на три шестерки. Вот если православный человек получает такой документ, есть смысл бить тревогу?

Анна Лиманская:  Не думаю. Тут речь идет вот о чем: у нас три шестерки – это такой разрекламированный символ сатанистов. Вот из-за это людям может быть неприятно, что их могут принять за сатанистов. Но это же обычно в контексте каких-то других цифр, кому как повезло. Интересно то, что в Священном Писании, если мы Ветхий Завет читаем, Книгу Царств, 666 было символом не антихриста, а богатства, полноты и процветания. Таким символом у китайцев считаются восьмерки, а у евреев полнота обозначалась тремя шестерками. Со временем символ приобрел другое значение, значение апокалиптическое, сатанинское, но, я думаю, что не зря Священное Писание говорит: «Если Бог с нами, то кто против нас?» Зачем нам бояться трех шестерок, если с нами Бог? Если волнуетесь – освятите ваше машину с тремя шестерками да и все.

Ведущий: А как быть со священниками, которые уделяют достаточно много времени интернету, фейсбукам, ЖЖ и прочему? У нас есть хороший пример – отец Святослав Шевченко который живет у нас в Благовещенске. Он достаточно известный блогер, перешагнувший за тысячный рубеж. Я не знаю, какие это ему сулит финансовые преференции, но человек регулярно пишет какие-то посты, новости, комментарии. По поводу их содержания, конечно, спорить не будем, но человек ведет активную деятельность в интернете и при этом является действующим, практикующим священником. Как разделять эти вещи, потому что задача священника не где-то в интернете сидеть, а все-таки молиться в реальном храме. Где эта грань?

Анна Лиманская: Я думаю, отцу Святославу удается совмещать и виртуальную проповедь, и реальную — он же действующий священник кафедрального собора, у него каждую субботу-воскресение  по нескольку сот человек на исповеди. А дело тут даже не в грани, дело в том, что интернет дает священникам и вообще верующим людям возможность распространять знания о вере. Даже не проповедовать, или обращать людей в свою веру, но сообщать какие-то элементарные знания о вере и разъяснять какие-то важные возможности, в новом формате с использованием этих современных технологий.

Есть священники, которые умеют этими технологиями правильно пользоваться, хотят, это их привлекает, а есть те, кто предпочитает именно личное общение, они сильны именно в этом — в том, чтобы именно посидеть рядом с человеком на скамеечке, выслушать его горести, поговорить. Просто у священников дары разные и они знают свои дары, и их знают епископы, и если батюшка уделяет много времени проповеди в интернете и он силен в этом, у него получается, он слово Божие несет такими средствами, в этом нет ни хорошего, это допустимо — дары различны, и люди используют тот дар, в котором они сильнее.

На днях в Афинах закончилась конференция, которая называлась «Православные СМИ и православное пасторское попечение». Там как раз священники не только Русской Православной Церкви, но и иерусалимской, и греческой, рассуждали о том, как можно использовать современные технологические средства, чтобы помогать людям, окормлять их, решать их духовные проблемы. И даже известные и уважаемые афонские старцы, которые никуда не выходят со своей горы Афон, сидят там и молятся за весь мир, говорят о том, что пользоваться для таких целей интернетом надо. Особенно отметил кто-то из них, что когда была резня в Сирии, когда христиане страдали, именно интернет помог им ощутить поддержку всего мира.

Ведущий: Как быть тогда со случаем в одном из католических храмов Европы, где создали, боюсь ошибиться с названием, такую штуку, где свечки ставят, и там предлагается свечку зажечь с помощью карточки виртуальной.  То есть электронные свечи, терминал банкомата, ты подносишь карточку, проводишь, и у тебя зажигается свеча, то есть физически ты не несешь восковую свечку, не поджигаешь… а в этом все-таки какое-то таинство, по крайней мере, для нас, для русских.

Анна Лиманская: Я думаю, это как раз вопрос правильного использования технологий, уместного, или неуместного. Зачастую люди, которые не обладают компьютерной грамотностью, когда они с чем-то новым сталкиваются, с теми же соцсетями, и их на первых порах заносит. Они начинают сразу рассказывать, в картинках, как у них все есть, кричать миру на длинных простынях свои идеи, но потом это у них проходит. Я думаю, это из этой сферы – батюшке кто-то предложил из чад духовных, а давайте попробуем сделать такую штуку, я вам все настрою бесплатно, давайте попробуем. И наверное, человек попробовал и понял, что это что-то не то.

Ведущий: Так штука эта действует и пользуется популярностью.

Анна Лиманская: Ну, может быть, это формат привлечения людей, хотя бы туристов, которые жертвуют на содержание этой церкви. Но вы, Игорь очень правильно заметили, что в церкви, именно в храме, все очень реально. Когда человек стоит на службе…

Ведущий: Нет, это реально для нас, в контексте нашей культуры, а вообще, в принципе, в контексте христианства пройдет 50 лет, и наши с вами дети, внуки, они будут немного иначе относиться к технологиям, и для них будет нормальным явлением тот же айфон, который нам в диковинку пока. Вот где эта грань, хорошо это или плохо?

Анна Лиманская: За католическую церковь говорить не буду, могу рассказать, что в Русской Православной Церкви встречается. Вот в Великий Четверг в храмах читаются Страстные Евангелия, Это длинная скорбная служба, она при свечах, темно, не всегда хорошо слышно священника. И люди, они приходят либо со своими книжечками и свечками, либо, если нет у них текста этой службы, они приходят со своими электронными книгами и планшетами и стоят, следят за ходом службы. Более того, я в центральной России часто видела, что если какой-то молебен, а книжек на всех батюшек не хватает, они могут последование молебна вычитывать по айпаду.

Сейчас есть такая услуга – на сайтах монастырей, можно подать по интернету записочку. Братия распечатает и будет молиться. Это формы, их пробуют, видимо на каком-то уровне их интегрируют, пытаются найти плюсы и минусы, но это все пробы. А церковь, именно храмовые службы, они тем и хороши, что это все реально. Когда мы живем в виртуальности, и даже находясь в кругу друзей, нам надо залезть в телефон каждые 10 минут, мы перестаем воспринимать реальность, существуем, вроде как бы сейчас, но на самом деле мыслями где-то там далеко. И эта раздвоенность лечится в Храме. Потому что в храме ты всегда присутствуешь именно сейчас, воздействие идет на все органы чувств, ты обоняешь запах ладана, видишь горящие свечи, слышишь живую музыку в исполнении живого хора, и эта служба, она тебя собирает. Люди часто приходят в храм по воскресеньям чисто полечиться духовно. Поэтому есть попытки внедрить технологии в церковную жизнь, даже в богослужебную практику, там, где надо найти текст очень редкого чина, но это никогда не будет, что вместо свечек лампочки и хор на магнитофоне. Это бывает, например, когда в больничных храмах при онкологических центрах нет возможности обеспечить хор на каждый день и священник ведет службу под записанные на магнитофон песнопения. Но это вынужденная мера

Ведущий: А как относится Патриарх Кирилл, к такой форме общения? Ведет ли он свой блог? Потому что он достаточно активен, он сам из телевиденья пришел?

Анна Лиманская: Насколько я знаю, в одном их своих последних обращений, он призвал православных людей, которые любят и умеют пользоваться социальными сетями, использовать их не только для личного профессионального общения, а в том числе и для проповеди. Особенно в отношении священнослужителей, чтобы они не просто там получали информацию, но собирали людей, сообщали им какие-то знания христианские, которые им необходимы. Их этого можно сделать вывод, что отношение к соцсетям в России поменялось, это  больше не развлекалово, когда на работе всем принудительно отрубали «Одноклассников»,  чтобы люди работали, что сейчас это полноценный рабочий инструмент, полноценное, такое же как и телефон, средство общения, поэтому Святейший Патриарх это заметил, и в одной из своих проповедей обратил на это внимание.

У него лично времени жить в интернете, постоянно там присутствовать, скорее всего, нет.  Это огромные объемы документов бумажных, с которыми приходится работать, это поездки — я сужу, конечно, в основном по тому, как у нас владыка Лукиан работает. Скорее всего, есть несколько выделенных минут в день, для просмотра новостей, чего-то важного, а все официальные страницы Московской Патриархии и синодальных учреждений в интернете ведут специалисты, которые знают что такое группа и так далее, то есть профессионалы.

Ведущий: Не так давно в Фейсбуке наткнулся на картинку — книга с названием «Ремонт дома с помощью досок и Божией помощи», примерно так. Как на такие вещи реагировать? Для меня, как для человека, абстрагированного от Церкви, это выглядит очень смешно.

Анна Лиманская: Я думаю, это правильная реакция, потому что мы все отдаем себе отчет в том, что это просто маркетинговый ход. Для того, чтобы продать книги, в ход можно пустить любую фантазию. Это не обидно, я думаю, потому что кесарю кесарево, богово – Богу. Это глупость просто.

Ведущий: Эту глупость люди потом могут доносить через те же самые соцсети.

Анна Лиманская: Конечно. Например, в Америке, есть целая серия книг с названиями :«Библия книгоиздания», «Библия написания программ на PHP». Использование священного слова в названии – это, конечно нехорошо,  это свидетельствует о том, что авторы утратили чувство сакрального. Да, с печалью признаем, что некоторые священные символы для некоторых людей уже не таковы.

Ведущий: Насколько я знаю, в ОКЦ скоро будет какая-то очень хорошая книжная выставка?

Анна Лиманская: Для тех, кто по-прежнему предпочитает электронным книжкам – бумажные, кто любит шелест страниц и непередаваемый запах печати, 20 мая в 12 часов в ОКЦ состоится открытие большой православной книжной выставки-ярмарки «Радость слова» К нам приедут гости из Москвы и издательского отела Московской Патриархии во главе с митрополитом Калужским Климентом. Будут презентации изданий православных и просто духовной литературы, просто хорошей литературы. Будут выставки интересные, в том числе посвященная князю Владимиру, чей юбилей мы празднуем в этом году. Будут встречи с писателями, которые стали в прошлом году лауреатами Патриаршей премии по литературе. Эти встречи пройдут 19 и 20 мая в нашем просветительском центре на Калинина 120. Думаю, для всего города, а может, и для жителей области, особенно в Год литературы, будет интересно прийти и посмотреть много-много книжек и, может быть, даже что-то унести для себя.

Ведущий: Вы сами все слышали, приходите за хорошей литературой, будьте поаккуратнее с гаджетами. Продолжение темы по поводу современных технологий смотрите через неделю. Там будет тоже немало интересного. До свидания.