Православие Приамурья: Зачем получать богословское образование? (+ТЕКСТ)

In Православие Приамурья by o.Venedikt

В новом выпуске программы – беседа с инокиней Урсулой (Теляковой), преподавателем патрологии богословских курсов Благовещенской епархии об особенностях духовного образования. Ведущий – Игорь Агеенко.

Ведущий: В Благовещенске продолжаются богословские курсы, открытые еще осенью при Благовещенской епархии. Напомню, что получить там знания о религии, и не только, может любой желающий, независимо от вероисповедания и конфессии.

Сегодня в студии у нас один из преподавателей этих курсов – инокиня Урсула, которая не так давно переехала в Благовещенск из Санкт-Петербурга. С ней об этих курсах мы и поговорим. Здравствуйте. Скажите пожалуйста, курсы – это курсы, а интересен другой момент. То, что Вы сюда переехали, — это специально под курсы произошло, или у Вас уже были какие-то планы на Амурскую область?

Инокиня Урсула (Телякова): Дело в том, что владыка Лукиан является моим духовным отцом. По благословению духовника я и приехала сюда — чтобы разделить труды монашествующих и мирян Благовещенска на том месте, на котором я нужна, на которое меня направил Господь Бог.

Ведущий: Это было Ваше желание или желание владыки?

Инокиня Урсула (Телякова): Я думаю, что это обоюдное желание.

Ведущий: Довольно нескромный вопрос – зачем? Ведь вы из Петербурга, вы там родились и выросли, у вас там, может быть, родственники, с которыми даже монахи поддерживают связь…

Инокиня Урсула (Телякова): На самом деле я не ленинградка, я родилась совершенно в другом месте, на Волге, в городе Казани, и высшее образование я получала в Татарстане, потом училась в аспирантуре в Москве. Мое богословское образование – ответ на мой вопрос о поиске духовника. Меня благословил учиться архимандрит Кирилл (Павлов), известный старец. Дальше Господь управил так, что я попала в Санкт-Петербург в Покрово-Тервенический женский монастырь, где восемь лет трудилась, стала духовным чадом владыки Лукиана. И вот, он, зная, что у меня есть богословское образование, что я могу быть полезна здесь, Православной Церкви Амурской области, владыка пригласил меня потрудиться здесь во славу Божию.

Ведущий: Путешествовать по России, понятное дело, интересно, но все-таки есть же трудности…

Инокиня Урсула (Телякова): А какие трудности, например?

Ведущий: Элементарно – климат. Казань и Питер несравнимы с Амурской областью.

Инокиня Урсула (Телякова): Вы знаете, я пока не почувствовала особой разницы. В Петербурге действительно сложный, тяжелый климат. А здесь, в общем-то, зима такая же, как у нас на Волге, на Каме. Про лето пока не знаю, все впереди.

Ведущий: То есть, ничего странного такого?

Инокиня Урсула (Телякова): Морозы вполне привычные.

Ведущий: А интересно было посмотреть Приамурье?

Инокиня Урсула (Телякова): Кроме Благовещенска я пока еще нигде не была, а сам Благовещенск очень напомнил мне Казань, где я родилась и выросла — абсолютно такие же дома в исторической части, просто в конце 90-х часть такого жилья, которое есть вот здесь, в центре Благовещенска – деревянные дома заброшенные, ветхие, развалившиеся у нас были уничтожены, а на их месте построены новые современные жилые дома, комплексы, те же мечети.

Свое высшее педагогическое образование я получала в городе Елабуга – это место, где родился Иван Иванович Шишкин, где известна его семья, благодаря тому, что его отец Иван Васильевич был головой города, главой администрации. В этом городе закончила свою жизнь Марина Ивановна Цветаева, и старинная купеческая часть города один в один напоминает Благовещенск и его исторический центр. И этот абсурд высотных зданий и полуразрушенных деревянных домов – это один в один Казань.

Ведущий: Подходя к курсам, что Вы думаете об этой работе? Я так понимаю, что вы уже, наверное, где-то преподавали, в Петербурге, наверное…

Инокиня Урсула (Телякова): Нет, я преподавала, будучи в миру. Моя профессия педагогическая, моя специализация была немецкий язык, и я преподавала в вузах города Москвы. То есть, я филолог и имею опыт работы со студентами.

Ведущий: Говоря о студентах, насколько отличается контингент? Одно дело – это центральная Россия и совсем другое — Благовещенск.

Инокиня Урсула (Телякова): Сейчас ничего не могу сказать по поводу того, как отличается контингент, потому что я еще не начала преподавать, мои лекции начнутся после Пасхи, с 22 апреля. Но думаю, что особых отличий нет — везде люди, которые хотят знаний, единственное, что там была другая специализация: мы давали людям иностранный язык, люди приобретали профессию. А здесь совсем иная специализация: люди приходят с разными профессиональными навыками, знаниями, умениями и приобретают уже другое образование – богословское.

Ведущий: Которое им в жизни может и не пригодится, а, скажем так, будет для души.

Инокиня Урсула (Телякова): Оно в любом случае им пригодится, даже если оно не будет востребовано по той официальной корочке, которую они получат по окончании богословских курсов. В любом случае, они получат знания, что есть православие, кто такие православные, зачем мы живем, знания о Боге, потому что богопознание оно ведь есть сверхъестественное, а есть естественное, и это образование — путь естественного богопознания. Курс богословских дисциплин дает нам представление о том, кто мы и откуда, для чего мы.

Ведущий: Я уже задавал этот вопрос епископу Лукиану, задам его и Вам. Богословское образование не всегда приводит к тем желаемым последствиям, какие ожидаются. Известный всем певец и артист Сергей Шнуров, например, имеет богословское и философское образование, однако…

Инокиня Урсула (Телякова): Об этом мне это неизвестно.

Ведущий: Это группа «Ленинград», наверное, знаете.

Инокиня Урсула (Телякова): Личность визуально известная, но творчество Шнура не мой конек.

Ведущий: Ну, очень много слов «в…» и «на…», скажем так, если описать одним словом. Наверное, не совсем эти цели ставились, хотя человек умнейший. Нет ли какого-то страха, что знания, которые вы преподаете, могут быть обернуты либо против вас, либо повернуты не в то русло?

Инокиня Урсула (Телякова): Страха нет. Ничего вопреки воле Божией не происходит в нашей жизни. Если человек приходит, а я знаю, я имею эти знания, моя святая обязанность этими знаниями поделиться. А уж как он их будет применять, это его дело.

Ведущий: Но ведь, он же может с этими знаниями пойти куда-то, что-то не то сделать…

Инокиня Урсула (Телякова): Господь на самом деле разными путями приводит людей к себе. Кто-кто может стать фанатиком, кого-то может «переклинить» — всякое бывает. Бывает, что люди от большого знания впадают в страшные ереси и просто отходят от Бога. Тут проблема не образования, а, наверное, ума, как мы им распоряжаемся, как мы к нему относимся.

Ум – это такой дар, что им нужно распоряжаться очень осторожно, очень бережно, и даже великие отцы Церкви иногда впадали в такие ереси, что были анафематствованы потом Вселенскими соборами. Например, Ориген, Тертуллиан – ярчайшие богословы, но мы их почитаем только как учителей Церкви, а не как святых, хотя свою лепту они внесли. Тертуллиан был ярчайший апологет христианства, жил во втором веке. Употребление на латинском языке термина «Троица» принадлежит именно Тертуллиану.

Ведущий: Как эти вещи совместимы? Ведь это же вроде бы и не наука, ведь содержание богословских курсов – это ведь не научные дисциплины…

Инокиня Урсула (Телякова): Почему не научные? Теология?

Ведущий: Ну, теология понятно, это изучение…

Инокиня Урсула (Телякова): А какие факультеты традиционно были, когда открывались первые университеты в средние века?

Ведущий: Логично, что духовные.

Инокиня Урсула (Телякова): Естественно, что одним из главных факультетов был теологический. И дело не только в монахах. Человек ведь стремится к знаниям и не ограничивает свою жизнь только земным аспектом. А где эти знания взять? Повторю еще раз, есть сверхъестественное получение таких знаний, а можно получать их естественным путем. И богословские дисциплины дают нам, в общем-то, представление о том, кто мы, что мы, зачем мы, из чего состоит наше верование, кто есть Господь Бог, как он себя проявляет в мире. Не все имеют возможность познать это сверхъестественно опытным путем.

Ведущий: Если говорить о богословском образовании не вузовском, когда человек, являясь студентом, может посвящать обучению хоть сутки напролет, а о курсах, о 2-3 часах в день, которые человек выделяет или не выделяет по своему усмотрению — за это время ведь можно только побегать по верхам?

Инокиня Урсула (Телякова): Тут на самом деле, все зависит от самого человека — какая у него мотивация? Да, желание – это главное. Но кроме желания должна быть еще очень жесткая самодисциплина — без этого очень сложно заниматься самообразованием. Те, кто у нас занимается – это вечерники, люди, которые днем на работе, а вечером они приходят, жертвуя семьей и личным своим временем, которое они могли бы потратить на что-то другое.

Ведущий: Вооот, а жить-то как-то надо при этом…

Инокиня Урсула (Телякова): А вы знаете, ведь горят глаза, люди не отступают, находят возможность. Да, тут нужно будет бороться со своей леностью, побеждать какие-то в себе страсти — ту же самую лень, то же самое неумение организовать свое рабочее время, да, приходится чем-то жертвовать. Мы со своей стороны стараемся наши курсы построить так, чтобы у них эта информация была сконцентрированная и преподнесена одновременно и сжато, и глубоко, чтобы у человека еще и возникал интерес к самообразованию.

Ведущий: То есть самому дальше копаться, развиваться?

Инокиня Урсула (Телякова): Да, тут пытливый ум – это одно из условий.

Ведущий: В семинарии и духовные академии не берут женщин и вот такие курсы могут преодолеть так называемое половое неравенство. Вы с этим согласны?

Инокиня Урсула (Телякова): Дело не в половом неравенстве, а в том, что наши духовные школы, семинарии и академии, исторически нацелены на подготовку пастырей Церкви, то есть священников. Это не значит, что у женщин нет возможности учиться в духовных школах, просто эти возможности ограничены певческими (регентскими) и иконописными классами. А богословские курсы дают возможность безотносительно к полу получать именно богословское образование, изучать такие предметы, как догматическое богословие, сравнительное богословие, нравственное богословие, историю Церкви – общую, древней Церкви и Русской Православной Церкви, церковное право, святоотеческую письменность и многие другие предметы.

Ведущий: Мужчины обычно больше склонны к техническим наукам, женщины — к гуманитарным наукам. Существует ли какое-то разделение полов в учебе на курсах, к чему-то женщины больше тяготеют, к чему-то мужчины, есть такое?

Инокиня Урсула (Телякова): Ну, женщины, все-таки более творческие натуры. И художественное искусство, пение, шитье – конечно, это больше женский удел. Но это не значит, что женщина не может богословствовать. Богословов среди женщин нет, так сложилось исторически, потому что «женщина в церкви да молчит» (1 Кор. 14:34), и если она что-то хочет узнать, пусть спросит у мужа, говорит апостол Павел, а муж научается в церкви.

Ведущий: А если муж не семи пядей во лбу?

Инокиня Урсула (Телякова): Тем не менее, бывает, что неблагочестивый, немудрый муж через жену мудрую освящается. Муж спасается через жену, жена через мужа.

Ведущий: Ну а если хочется элементарно с кем-то поговорить на умные темы?

Инокиня Урсула (Телякова): Жене?

Ведущий: Да.

Инокиня Урсула (Телякова): Есть женское общество.

Ведущий: А если хочется с мужчинами сразиться?

Инокиня Урсула (Телякова): Пожалуйста. Только не с церкви. Не «с крестом на пузе», как это делают протестанты, например, Англиканская Церковь и всевозможные протестантские течения в Европе. У нас нет женского священства. Это нонсенс.

Ведущий: То есть, это допустимо только в формате каких-то чаепитий, бесед или чего-то еще такого?

Инокиня Урсула (Телякова): Тех же богословских курсов.

Ведущий: То есть, это допустимо?

Инокиня Урсула (Телякова): Конечно. Мы для чего женщин учим? Чтобы они шли в православные гимназии, в те же школы. У нас есть такой предмет, как основы православной культуры, и с корочкой богословских курсов для женщин открыты двери, которые чаще всего закрыты для духовных лиц — хотя это все зависит от дирекции школы, от настроя педагогического коллектива, родителей. Человек, закончивший богословские курсы, вполне подкованный теологически, может прийти в школу и преподавать эту дисциплину уже на профессиональном уровне, не как любитель.

Ведущий: Ну а где гарантия, что он будет преподавать эту дисциплину объективно, где гарантия, что он не будет высказываться только в пользу православных, не кидая камни в тех же буддистов или мусульман?

Инокиня Урсула (Телякова): У нас это не принято. Христианство – религия любви.

Ведущий: В христианстве тоже много различных течений, и часто представители одного учения пытаются настраивать людей против других…

Инокиня Урсула (Телякова): Течений различных много, и люди разные, но в христианстве это не принято, главная заповедь для нас – заповедь любви. Любой человек – носитель образа Божия, призванный стать Его подобием, на этом и строятся наши взаимоотношения. Если говорить об основах православной культуры – каким образом можно вести этот предмет необъективно? У нас есть учебники для мусульман, есть учебники для буддистов…

Ведущий: А учебники для тех же протестантов, лютеран или англикан есть у нас?

Инокиня Урсула (Телякова): Нужно смотреть наши образовательные программы, я, честно говоря, не в теме. Знаю, что есть «Основы православной культуры» для православных, видела, что есть такие книги для мусульман, поскольку это вторая по величине религиозная конфессия нашего общества, и, по-моему, есть для буддистов и иудеев. Это зависит от того, что выбирают родители и их дети – такой преподаватель к ним и приходит. Если класс выбирает православную культуру, то естественно, к ним приходит человек, который преподает им православную культуру, но это не значит, что он опорочивает другие верования. Он призван раскрыть основы нашего верования, показать наши духовные ценности, объяснить, из чего они состоят, каковы главные жизненные принципы христианина, в чем заключается нравственный закон.

Ведущий: Хорошо, переходим далее. Вы будете преподавать…

Инокиня Урсула (Телякова): Это будет святоотеческая письменность, иными словами — «патрология». Это труды отцов Церкви, учителей Церкви, это их жития, богословское творчество, то, как они выступали и с чем выходили на Вселенские соборы, как они защищали православную веру от лжеименного знания. Сюда входят святые отцы от I до XV века, отцы восточные и отцы западные, но в русле православия, те которые жили до разделения Церкви на западную римо-католическую и восточную кафолическую, православную. Например, мы изучаем труды и жизнь святителя Амвросия Медиоланского, блаженного Августина, Илария Пиктавийского, святого Иоанна Кассиана Римлянина – это отцы, которые жили на западе до разделения церквей. Они внесли свою лепту в развитие христианского богословия.

Ведущий: А кроме исторического аспекта на богословских курсах, чем это может быть еще полезно? Чем это может быть полезно современному человеку, кроме как в историческом аспекте?

Инокиня Урсула (Телякова): Представьте, что люди, которые жили в то время, были очевидцами Иисуса Христа, Его жизни на земле, Его чудес – это апостолы. Первый век – это мученики, это священномученики, это пастыри Церкви, рукоположенные апостолами, они внимательно слушали его учение и стояли у истоков вселенской христианской Церкви. Весь первый век просто пропитан духом Иисуса Христа – Бога, который воплотился, жил и пострадал за нас, грешников и только-только отошел и эсхатологические ожидания того, что Он вот-вот вернется, что будет второе пришествие, были очень яркими, очень серьезными, очень напряженными.

Очень многие учения даже XX века, например, обновленчество, которое использовано было с политическими целями, чтобы разрушить Православную Церковь изнутри, часто говорят нам, что Церковь закостенела, что она отстала, что она проповедует какие-то принципы двухтысячелетней давности — а мы просто стараемся быть поближе к Христу, не уходить от Него, и в этом нам помогают отцы Церкви, они нам помогают не утратить истинность учения, не впасть в какие-то ереси. Ведь какие битвы за чистоту вероисповедания велись на протяжении первых восьми веков на Вселенских соборах! Ереси отсекались безжалостно, предавались анафеме отцы, которые мыслили быть может чуть-чуть неправославно, немного неправильно – лишь для того, чтобы следующим поколениям было неповадно.

С этих отцов начиналась наша Церковь. Святоотеческая письменность – это важная часть Предания Церкви, а протестантское движение, например, многое отсекло. Для них есть Четвероевангелие, есть Ветхий Завет, который проповедовал, что вот придет Мессия-Спаситель. Многие протестантские течения отрицают даже деяния апостолов и апостольские послания, потому что это все было написано после Христа. Они отрицают бесценный опыт Церкви.

Ведущий: Не кажется ли вам, что вы сейчас начинаете немножечко разжигать?

Инокиня Урсула (Телякова): Нет. Я не разжигаю, я констатирую, что люди ищут Бога.

Ведущий: Но люди-то считают иначе?

Инокиня Урсула (Телякова): К нам в монастырь много лет назад, в двухтысячном, кажется, году в первый раз приехали представительницы евангелической церкви Германии, лютеранки — город Петербург побратим с Гамбургом. Им было очень интересно познакомиться с православием, узнать, какое оно. И я вам могу сказать не понаслышке, что они сейчас озабочены этим вопросом, что они ищут Святого Духа. Им не хватает благодати, потому что у них нет таинств. Они безблагодатны, они ищут эту благодать и ищут ее у нас, в нашей Церкви. И святоотеческая письменность нужна для того, чтобы удержать нас в истине, в духе, потому что святоотеческая письменность наша – она соотносится с Писанием, с посланиями апостолов, нисколько им не противореча.

Ведущий: Хорошо. У меня есть вопросы, просто недостаточно моих знаний, я не заканчивал еще богословских курсов, поэтому…

Инокиня Урсула (Телякова): Вы знаете, у нас есть более интересные люди, которые имеют больше опыта преподавательского, и имеют больше опыта богословского, в чтении, в самообразовании — такие, как Виктор Викторович Селивановский, как Владимир Пушкарев, как наш владыка. Все-таки мое образование – оно только-только стало востребованным, и мне еще много чего предстоит открыть для себя, потому что все восемь лет я находилась в монастыре, неся всевозможные монастырские послушания, а вот к такой преподавательской, богословской деятельности приступаю только сейчас.

Ведущий: Спасибо Большое. Я напомню, что сегодня мы говорили о богословских курсах с преподавателем, который приехал из Петербурга, инокиней Урсулой.

ВСЕ ВЫПУСКИ