Новиковские чтения—2017: Святитель Иннокентий (Вениаминов) на Благовещенской кафедре

In Статьи by Анна Лиманская

Доклад В. В. Селивановского, руководителя миссионерского отдела Благовещенской епархии

С присоединением Приамурья к России в 1858 г. Святейший Синод перенёс кафедру Камчатской епархии из Якутска в Благовещенск. Сам святитель переехал в Благовещенск в 1862 г., по окончании постройки архиерейского дома – штатного учреждения, существовавшего во всех епархиях. Отсюда он управлял Камчатской епархией до отъезда в Московскую митрополию в 1868 г. Как и ранее, большую часть времени свт. Иннокентий проводил в разъездах. Деятельность святителя в Благовещенске уникальна задачей освоения новоприобретённых Россией территорий, представлявших собой пустыню с точки зрения церковной и государственной инфраструктуры. Поэтому наибольшего внимания заслуживают области церковного строительства, организации управления, кадровой и миссионерской работы в Приамурье. Вместе с этим свт. Иннокентий выступает как государственник, сподвижник генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва, его советчик в решении практических вопросов заселения и обустройства нового края.

СТРОИТЕЛЬСТВО ЦЕРКВЕЙ. В Благовещенский период святитель Иннокентий построил в Приамурье и Приморье 33 храма. Одним из первых 21 мая 1958 г. (н.ст.) был заложен Благовещенский кафедральный собор, достроенный и освящённый в 1864 г.

В первую очередь храмы появлялись в казачьих станицах по берегу Амура. Жизнь переселенцев на новых землях была трудной и поначалу бедной. Силами переселенцев строили небольшие часовни (в отличие от церкви нет регулярного богослужения). Их сразу снабжали иконостасом, чтобы служить литургии по приезду священника.

До конца XIX в. церкви строились в основном за счёт сумм, выделяемых Синодом. Дальневосточный регион имел свою специфику, осложнявшую строительство: 1) Трудно было найти вольнонаёмных рабочих; 2) Церкви строили солдаты линейных батальонов (линейные – расположенные на «линии», т.е. на государственной границе, пограничники), которых выделяли военные губернаторы. Батальон могли перевести на новое место дислокации, и стройка останавливалась. 3) С 1863 г. ввели новые правила отчётности перед казначейством. Не освоенные в течение года деньги требовалось сдавать в казну, откуда они уже не выдавались. Денежные средства не успевали освоить. Например, в 1865 г. Синод выделил 18 тыс. руб. на 7 церквей, из них 11 тыс. остались не освоены за неимением рабочих рук [12, с. 334]. Святитель Иннокентий обращался в Синод и к военным губернаторам с просьбой изменить условия финансирования; 4) Неустроенность строительного рынка не позволяла заранее составить смету строительства.

Финансирование церковного строительства. Строительство одной церкви обходилось Синоду примерно в 3 тыс. руб. Деньги на приобретение церковной утвари и книг поступали из крупного пожертвования купца В.Н. Рукавишникова (40 тыс. руб.), который продал пароходы на Байкале и передал деньги церкви. Эти деньги составили основу особого капитала амурских церквей, созданного святителем Иннокентием. Этот капитал хранился под 5% годовых в Российско-Американской компании и употреблялся на иконы, книги, колокола и прочую утварь, а также на строительство новых храмов. В 1867 г. он был переведён в Московский купеческий банк, где давали 6% годовых.

Общий капитал Камчатской епархии к 1867 г. составлял 210312 руб. [12, с. 471], и в частности, 87244 руб. — деньги амурских церквей и Попечительства о бедных духовного звания. Для распоряжения этим капиталом в 1866 г. был создан специальный Комитет по устройству церквей в Приамурском крае. Комитет действовал в течение 30 лет, до 1896 г. [7, с. 88].  В состав комитета вошли протоиерей Гавриил Вениаминов (сын святителя), который почти удвоил капитал амурских церквей во время поездки в столицы за сбором пожертвований в 1865-66 гг., священники Александр Сизой и Иоанн Гомзяков. Церкви получали через комитет утварь хорошего качества в кредит по сходным ценам [4, с. 269].

ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Архиерейский дом. В связи с постоянными разъездами святитель обходился без архиерейского дома с 1841 по 1862 гг. Архиерейский дом появился только в Благовещенске. Он строился 4 года с 1859 по 1862 гг. Святитель лично принимал участие в строительстве – плотничал, устраивая двери и межкомнатные перегородки, вообще он любил столярное дело.

Поскольку свт. Иннокентий обходился без штатной прислуги, в качестве которой военное ведомство давало нестроевых солдат, выделяемые на архиерейский дом деньги накопились за несколько лет в сумме больше 6 тыс. руб. Из них 2100 руб. причитались самому епископу. Он добавил 900 руб. собственных сбережений и положил в банк, чтобы проценты шли на содержание двух воспитанников духовного звания из приамурского духовенства [12, с. 381].

Консистория в Камчатской епархии появилась в Благовещенске в 1863 г. До этого свт. Иннокентий обходился без канцелярии – сам занимался делопроизводством и письмоводительством, сам составлял сметы расходов.

Консистория, состоявшая из присутствия (собрания иереев) и канцелярии, в России выполняла на местах синодальные функции, была «оком государевым» в делах церкви. Секретарь консистории имел двойное подчинение – архиерею и Синоду. Присутствие благовещенской консистории составили прот. Г. Вениаминов, священники А. Сизой и П. Миротворцев.

Кадровая политика свт. Иннокентия. Нехватка кадров и сегодня остаётся важнейшей проблемой Дальнего Востока. Требовались специальные меры, стимулирующие духовенство ехать на край света. Они были утверждены в 1858 г.: 1) Подъёмное денежное пособие в размере годового оклада для устройства быта; 2) Специальные пенсии по выслуге 10 и 20 лет, — выше, чем в европейской части России; 3) Решение о переводе священника принимал лично архиерей, а Синод лишь утверждал это решение; 4) Прогонные деньги для переезда священника с семьёй к месту службы. При переездах разрешалось пользоваться военными судами; 5) Каждый причт имел 300 десятин земли в церковной собственности, в 10 раз больше, чем в европейской России. [7, с. 57]

В Амурскую область духовенство стремилось в основном из Томской, Иркутской, Польской епархий, т.к. их штат был укомплектован. Основную часть желающих переехать представляли низшие церковные чины. В 1858-1865 гг. поступило 116 прошений о приёме в клир Камчатской епархии. Это превышало число вакансий. До конца XIX в. кадровая проблема была решена.

В своей заботе о духовенстве свт. Иннокентий сталкивался с неожиданными трудностями. В 1864 г. военные губернаторы прекратили выдачу хлебного довольствия священникам, сохранив пайки только для военного ведомства. Святителю пришлось добиваться от Н.Н. Муравьёва формального включения духовенства в военное ведомство ради возможности покупки хлеба.

ЗАСЕЛЕНИЕ ПРИАМУРЬЯ. После приобретения Приамурья для России встала задача заселения края. Святитель Иннокентий предлагал переселять в Приамурье целые сёла из центральной России, предоставляя льготы. Такие переселенцы сохраняли бы культурный уклад, в центре которого был храм. Но духовного единства, культурной однородности края достичь не удалось. Людей требовалось много и быстро.

Первыми переселенцами стали забайкальские казаки. Ехали неохотно, в станицах бросали жребий. К 1862 г. казаки основали 67 станиц на Амуре и 29 на Уссури [4, с. 255]. Население Приамурья состояло почти из одних казаков до начала 1863 г.

Сектанты начали селиться в Приамурье с 1859 г. В Астрахановке близ Благовещенска поселились первые сектанты-молокане с реки Молочной из Таврической губернии. Они принадлежали к толку «прыгунов» [2, с. 34].

В 1867 г. святитель Иннокентий запросил Синод о присылке миссионерско-апологетической литературы против молокан и старообрядцев как религиозных течений, представляющих наибольшую опасность.  

Старообрядцы. Наибольшее распространение в Приамурье до революции получили старообрядцы беспоповского чина, селившиеся по рекам Бурее и Архаре. Сегодня остались единицы дореволюционных беспоповцев, но из Уругвая приехали несколько семей репатриантов общей численностью около 100 человек и поселились в Амурской области и Приморье. Первые старообрядцы, приемлющие австрийское священство, поселились в 1861 г. ниже Хабаровска. Старообрядцы-единоверцы из Забайкалья поселились в устье реки Бикин, притоке Уссури. В 1863 г. их посетил святитель Иннокентий. К 1897 г. в Амурской области проживало 14308 старообрядцев.

После отмены крепостного права с 1861 г. на Амур стали активно переселяться крестьяне из Центральной России (Тамбовской и Воронежской губерний) и с Украины. Святитель отмечал, что они часто «набожны и усердны к церкви».

Общая доля «раскольников и других сектаторов» среди переселенцев могла составлять около 1/9, т.е. около 11% [12, с. 289].

МИССИИ. В период 1858-68 гг. в Камчатской епархии открылись две новые миссии –  Гольдская и Корейская. Всего к 1868 г. действовали 11 миссий [7, с. 104-105]: 5 миссий в Америке и 6 в Азии [10, с. 18]. Миссия получала 1-2-х священников-миссионеров с окладом и причтом, которые не были заняты на других приходах. Церковь и школа для детей коренных народов стали обязательной принадлежностью миссий. Помимо духовных бесед и крещений миссионеры лечили туземцев, учили ставить избы и класть печи и сажать огороды подобно тому, как сам святитель Иннокентий на Уналашке.

Гольдская миссия. Гольды (нанайцы) начали креститься в 1866 г., в первый год было крещено 36 человек. «Народ кроткий и простой» — писал о них святитель, в Приамурье их насчитывалось около 4 тысяч. В 1863 году, путешествуя по Амуру, свт. Иннокентий встречался с гольдами в селах Троицком  и Малмыжском (Хабаровского края). Туда съехались 150 гольдов. Иннокентий рассказывал о Боге-Творце и цели жизни человека на земле. Святитель говорил через переводчика Александра Протодиаконова, которого на следующий год рукоположил в священника и миссионера для гольдов на озере Болонь в Хабаровском крае. Гольды пожелали иметь у себя священника-миссионера и церковь.

К 1867 году Александр Протодиаконов крестил около 100 гольдов, создал школу для детей коренных народов и построил церковь Казанской иконы Божией Матери, которую освятил свт. Иннокентий в 1867 г. Александр Протодиаконов прослужил священником 40 лет. Он составил грамматику и словарь гольдского языка, был наиболее авторитетным миссионером Приамурья.

На гольдскую миссию в 1867 г. было потрачено 615 руб., из общей суммы 1000 руб., выделенных в том году Синодом на все миссии Камчатской епархии. [12, с. 489].

Корейская миссия. Корейцы начали переселяться в Россию с 1863 года, а особенно после голода в Корее в 1869 г. Они стремились ассимилироваться и охотно принимали православие. Первых корейцев крестили в 1865 г. около Посьета (Новгородская гавань) – порт, а ныне посёлок городского типа на границе с Кореей. В 1867 было уже 220 корейских семей переселенцев. В этом году святитель Иннокентий планировал посетить Посьет в связи с появлением новой корейской паствы. Однако на реке Уссури не нашлось парохода, который перевёз бы святителя по озеру Ханко, он вернулся на Амур и в Благовещенск.

Окормление корейцев святитель поручил иеромонаху Валериану из Успенской церкви Владивостока. В 1867 о. Валериан стал миссионером у корейцев, построил для них первую часовню в селе Новокиевском близ Посьета. К началу 1870-х было более 2 тыс. крещёных корейцев [7, с. 105], к концу 1870-х появились первые корейские приходы. Вместе с тем, корейцы часто принимали крещение лишь как заявление лояльности, с целью скорейшего перехода в русское подданство. При этом корейцы часто сохраняли шаманские обычаи, которыми сопровождали свадьбы и похороны.

Попытка послать миссионера в Маньчжурию. По Тяньцзиньскому договору 1858 г. появилась свобода проповеди для иностранцев в Китае. Святитель Иннокентий придавал Приамурью стратегическое значение в деле китайской миссии. С этим был связан сам перевод кафедры в Благовещенск. В духовном училище, и позже в семинарии, святитель ввёл изучение маньчжурского языка, причём семинарскими преподавателями он желал видеть выходцев из Пекинской миссии, как знатоков культуры соседнего Китая. Даже своим преемником на Благовещенской кафедре святитель Иннокентий хотел видеть свт. Гурия, руководителя Российской Духовной Миссии в Пекине.

По ходатайству свт. Иннокентия в Благовещенск в 1861 г. был переведён из пекинской Миссии иеромонах Евлампий (Иванов). Однако он был направлен властями переводчиком в комиссию по определению русско-китайской границы. В 1863 году он умер, так и не приступив к миссионерской работе. Пекинская миссия не смогла прислать другого миссионера.

Япония. В 1860 г. в Николаевске Иннокентий провёл зиму с будущим святителем Николаем Японским, апостолом Японии, который ждал начала навигации, чтобы отправиться через Татарский пролив. Иннокентий подарил свт. Николаю бархатную рясу собственноручной выкройки и свой наградной крест за участие в Крымской войне. В сентябре 1861 в г. Хакодате святитель Иннокентий отслужил первую архиерейскую литургию на японской земле.

ПРОСВЕЩЕНИЕ. С появлением первых храмов и штатных священников в амурских станицах открывались и приходские школы. Первыми учителями в сёлах были священники. Позже, помимо приходских, появились и светские народные школы, в которых священники преподавали Закон Божий.

В 1864 г. был издан закон о народных училищах. В 1866 г. в Благовещенске открылось первое начальное народное училище. По благословению свт. Иннокентия первым учителем был назначен клирик кафедрального собора о. Иоанн Гомзяков, приглашённый свт. Иннокентием из  Ново-Архангельска.

Духовное училище в Благовещенске. Планы амурской семинарии святитель Иннокентий разрабатывал уже в 1850-е гг. Он хотел сделать семинарию миссионерской, добавить в программу тунгусский и маньчжурский языки. Первым шагом на пути к семинарии стало духовное училище, оно открылось в Благовещенске в 1862 г. В первый год учились всего 16 человек, прибывших с Камчатки. В 1867 г. в училище было уже 34 ученика [12, с. 507].

До отъезда свт. Иннокентия в Москву училище не получало штатного содержания. Училище жило на остатки сумм, выделявшихся на Якутскую семинарию, особой «венчиковой» суммы, и капитала амурских церквей. В письме обер-прокурору за 1866 г. святитель просит выделить особый штат содержания и определяет потребность годовых расходов на училище в 3250 руб. [12, с. 362].

МОНАСТРЫРЬ. Свт. Иннокентий хотел создать монастырь в крае, где только появилось православие, в Хинганских горах или на берегу Амура, вдали от городов. Монастырь ему представлялся общежительным, существующим за счёт труда иноков, а не штатным, существующим за счёт окладов Синода [12, с. 292, 149]. Однако Синод отклонил прошение святителя об устройстве монастыря. Вплоть до отъезда святителя на Московскую кафедру монастырь в Якутске оставался единственным в Камчатской епархии.

АЛЯСКА. После продажи Аляски США в 1867 г. святитель написал конфиденциальное письмо обер-прокурору Святейшего Синода с изложением своего видения перспектив американской миссии. Он предлагал: 1) Сохранить кафедру в Америке, за рубежом отечества. Таких прецедентов ранее не было; 2) Перенести американскую кафедру с Ситки в Сан-Франциско и отправить туда епископа со знанием английского языка; 3)

Вести богослужения на английском языке, для чего перевести богослужебные книги, языком преподавания в духовном училище тоже сделать английский; 4) Капитал американских церквей, около 60 тыс. руб. серебром, который хранился под проценты в Российско-Американской компании, святитель предлагал оставить для поддержания церквей и училища в бывших колониях. [12, с. 511]

В итоге усилий святителя Аляска осталась наиболее православным из всех штатов США – 10-13% православного населения по сравнению с 1-1,5% в других штатах.

15 февраля 1868 святитель Иннокентий отбыл из Благовещенска в Москву.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Барсуков И.П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский. – М., 1997.
  2. Буянов Е.В. Духовные христиане молокане в Амурской области во второй половине XIX – первой трети XX вв. – Благовещенск, 2013.
  3. Во Владивостоке проходят III Приморские образовательные чтения (комментарий в русле истории). 21.05.2003. https://www.sedmitza.ru/text/396762.html
  4. Гладких Т.И. Иннокентий (Вениаминов). Ученый, педагог, просветитель. – Хабаровск, 2016.
  5. История Благовещенска. – Благовещенск-на-Амуре, 2009. Т.1
  6. История Благовещенска. – Благовещенск-на-Амуре, 2009. Т.2
  7. Капранова Е.А. Развитие церковно-административного устройства и управления Русской Православной Церкви на Дальнем Востоке России (1840-1918 гг.) – Благовещенск, 2003.
  8. Маньчжурский клин. / Под общ. ред. Забияко А.П. – Благовещенск, 2005.
  9. Народы и религии Приамурья / Под ред. А.П. Забияко. – Благовещенск, 2017.
  10. Российский этнограф. Этнографический альманах / Под ред. Ю.Б. Симченко, В.А. Тишков. – М., 1993. http://csl.isc.irk.ru/BD/Books/%D1%80%D0%BE%D1%81%20%D1%8D%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84.pdf
  11. Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем. – М., 2013. Т.4.
  12. Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем. – М., 2013. Т.5.
  13. Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем. – М., 2013. Т.6.
  14. Шиндялов Н. А. Основатели Благовещенска. – Благовещенск-на-Амуре, 2006.