Любовь против абортов

In Статьи by Анна Лиманская

5jlk10jo383631

С чего начинается жизнь?

Жизнь человека — это Божий дар. Люди неверующие могут не согласиться с такой формулировкой, но факт остается фактом: зарождение жизни — это не просто физиологический процесс, в котором все понятно и предсказуемо. В этом процессе всегда присутствует какая-то тайна.

Бывает, так что молодая пара, желающая завести ребенка, всё делает «как надо»: проходит обследования, отслеживает наиболее подходящие для зачатия дни, принимает витамины — и остается бездетной. Бывает, что пара, в которой один из супругов имеет непреодолимые медицинские противопоказания к возникновению беременности или ее сохранению, верит, молится, рискует и рожает — и не одного младенца. Дети появляются и у тех, кто их не хочет, кто считает, что не готов взять на себя ответственность быть родителем. У тех, кто страстно хочет детей и готов ради этого на любые медицинские вмешательства, заветное желание может никогда не сбыться. Игра случая? Статистическая погрешность? Самое простое объяснение — воля Божия.

Человек был создан Богом свободным, поэтому дар новой жизни он может принять, а может отвергнуть. Принимая этот дар, мы соглашаемся отдавать этому еще совсем незнакомому нам ребенку свое время, душевные силы, свой комфорт, покой и нажитые материальные ценности, то есть идем на жертву. Отказываясь от этого дара, мы вроде бы сохраняем имеющиеся у нас блага — но ценой принесения в жертву еще не родившегося на свет человека.

В современном обществе убийство и вообще жестокость к другому живому существу обычно порицается и приравнивается к преступлению. Общество переживает и по поводу больных раком, не получающих обезболивания, и по поводу вырубки деревьев, и из-за отстрела бродячих собак.

При этом точку зрения на то, что аборт по сути также является убийством, причем человекоубийством, и очень жестоким по способу осуществления, в этом вроде бы неравнодушном к чужой беде обществе разделяют далеко не все.

Главный аргумент тех, кто не видит в аборте ничего морально предосудительного, заключается в том, что до рождения ребенок является частью организма матери. Именно она решает, что делать со своим телом — красить или не красить волосы, лечить или не лечить зубы, заводить или не заводить детей. Второй аргумент — на первых этапах развития эмбрион мало напоминает человеческое существо, поэтому избавиться от него при помощи медицинской операции, которая фактически разрывает маленькое тельце на части, будет психологически легче.

О том, когда у нерожденного ребенка появляется право считаться живым, единого мнения в современном обществе до сих пор нет. Верующие утверждают, что жизнь начинается с момента зачатия, случившемуся по воле Бога и с Его благословения. Врачи называют разные сроки — например, 22-й день беременности, когда у плода формируется собственная кровеносная система и начинает биться крохотное сердце. В Америке используется понятие «жизнеспособности» — т.е. способности ребенка существовать вне тела матери. Этот срок наступает только на 7-м месяце.

Закон против жизни

Православная Церковь однозначно приравнивает аборт к убийству, и, как всякое иное убийство, намеренное прерывание беременности считается тяжким грехом, который калечит души обоих несостоявшихся родителей — не только матери, но и отца, допустившего аборт.

Юридическая оценка абортов в современном мире не так тверда и однозначна, как церковная. Искусственное прерывание беременности по любым показателям запрещено в Ватикане и Мальте. В Ирландии, Монако, Андорре и Сан Марино оно может иметь место при угрозе жизни женщины. Польша, Испания и Лихтенштейн допускают аборт в случаях изнасилования, инцеста и аномального развития плода. Великобритания, Финляндия, Исландия и Люксембург добавляют к списку исключений тяжелые социально-экономические обстоятельства.

Аборт «по желанию» (то есть без указания причины) с теми или иными оговорками по срокам сейчас разрешен в 56 странах мира из 194, в том числе в России.
При этом российское абортное законодательство считается одним из самых либеральных. Во-первых, возможный для совершения искусственного прерывания беременности срок составляет 12  недель. Во-вторых, эта операция входит в систему обязательного медицинского страхования, то есть сделать ее можно в любой государственной клинике бесплатно.

С точки зрения строгих церковных законов, для человека совершение убийства или соучастие в нем является духовной катастрофой, последствия которой будут преследовать его до конца его дней и так или иначе отразятся на его потомках. Преодолеть эти последствия можно только искренним раскаянием в содеянном, переменой отношения к своему поступку и, зачастую, всей своей жизни. Многие достигают этого через обращение к Богу, молитву, церковные таинства.

Результатом такого покаяния может быть и желание предостеречь других людей от совершения этого греха на собственном примере, и деятельная помощь женщинам, для которых беременность была неожиданной, помощь одиноким мамам.

Перемена сердца

В 1973 году Верховный суд США принял судьбоносное для страны решение о том, что женщина имеет право прервать беременность по собственному желанию.

Поводом для разбирательства стала жалоба жительницы Техаса по имени Норма Маккорви (в суде фигурировала под псевдонимом Джейн Роу). У нее была трудная судьба — в 16 лет она вышла замуж за человека намного старше ее, родила от него дочь, потом, не выдержав его жестокого отношения, вернулась к родителям, начала пить, вести разгульный образ жизни.

В конечном итоге мать Нормы выгнала ее из дома и отобрала у нее опеку над внучкой. Вскоре Норма вновь забеременела и после родов отдала ребенка на усыновление. Третья беременность женщины тоже оказалась нежеланной, и она обратилась в клинику, чтобы сделать аборт, сославшись на то, что ее изнасиловали (законы Техаса допускали только такую причину). Но доказать факт изнасилования ей не удалось. Не удалась ей и попытка подпольного аборта.

На Норму вышли амбициозные юристы, которым нужна была именно такая истица — беременная женщина в тяжелых жизненных обстоятельствах, ставшая жертвой жестоких противабортных законов. Именно эти юристы спустя три года разбирательств и выиграли «дело Роу против Уэйда» в Верховном суде. Самой «Джейн Роу» даже не пришлось ни разу прийти на заседание. За время процесса она стала матерью в третий раз и вновь отдала ребенка на усыновление.

С момента принятия закона прошло 25 лет, и за это время в сердце Нормы Маккорви случилась большая перемена. В 1998  году она написала книгу «Побежденная любовью», в которой призналась, что изменила свою точку зрения на аборты, рассматривая плакат со стадиями формирования плода в кабинете гинеколога. «У меня как будто пелена упала с глаз, — пишет она. — Я внезапно поняла, что это ребенок! Самый настоящий ребенок! Сознание того, что аборты — это не избавление от «продуктов зачатия», а просто убийство детей во чреве матери, просто придавило меня к земле. Все эти годы я ошибалась. Участие в процессе было ошибкой. Работа в абортарии была ошибкой. Все эти разговоры про первый, второй, третий триместр — полная ерунда. Аборт — это неправильно, какой бы ни была причина. Это было так ясно. И так больно было это наконец понять».

Причины не-материнства

Защитники так называемого «права женщины на аборт» приводят массу причин, оправдывающих этот поступок, убеждают, что стыдиться и испытывать муки совести из-за добровольного отказа от данного Богом ребенка неуместно и не нужно. Все эти «уважительные» причины можно суммировать одной фразой: «Мне неудобно/трудно/страшно, я не хочу тебя сейчас».

Пытаться уменьшить число абортов — то есть, уменьшить число детоубийств и детоубийц — можно на законодательном уровне. Русская Православная Церковь сейчас поддерживает две такие инициативы.

Первая направлена на выведение абортов из системы обязательного медицинского страхования — чтобы калечащие здоровье женщины операции не были так доступны и не проводились на деньги налогоплательщиков, многие из которых, будучи верующими людьми, аборты не поддерживают. Из-за того, что искуственное прерывание беременности считается «медицинской услугой», первый вопрос, который будущая мать сегодня слышит при обращении в женскую консультацию: «Сохранять будете?». Вторая инициатива — о защите права ребенка на жизнь с момента зачатия, а не с 84-го дня беременности.

Для того, чтобы обе эти инициативы были рассмотрены депутатами Государственной Думы, каждую из них должны поддержать как минимум 100 тысяч граждан России. Сбор подписей еще ведется — в интернете и во время специальных акций.

Еще один действенный путь борьбы с абортами — создание условий для социальной, экономической и психологической поддержки молодых матерей и беременных женщин, обстоятельства жизни которых плохо сочетаются с материнством. Православная Церковь активно работает и по этому направлению — по всей стране при больницах и женских консультациях с такими женщинами работают психологи и священники, создаются кризисные центры, в которых будущие мамы смогут получить реальную помощь.

Самое важное в решении этой проблемы — проявлять любовь к женщинам и девушкам, которым трудно, которые ошиблись или запутались, которые чувствуют себя неготовыми и недостойными того, чтобы Господь доверил им маленького беспомощного младенца. Эта задача под силу каждому христианину. Понимание, не-осуждение, принятие и любовь со стороны другого человека могут помочь будущим мамам найти в себе внутренние ресурсы, чтобы жить дальше, рожать и воспитывать детей, с которыми они пока не знакомы.


Объявление

По благословению епископа Лукиана, в Благовещенской епархии проводится благотворительная акция “Детские вещи для будущих мам”.

Принимаются коляски, кроватки, одежда в хорошем состоянии.

Спешите делать добро! Подробности по телефонам: 8-914-062-82-87, 8-914-063-02-28.