Как утешает верующего Крест? (+АУДИО)

In Статьи by Анна Лиманская

Руководитель миссионерского отдела Благовещенской епархии Виктор Селивановский — о смысле Недели Крестопоклонной. Слово произнесено за Божественной литургией в Благовещенском кафедральном соборе 15 марта 2015 года.

Этот воскресный день имеет особенность. На середину храма выносится распятие в утешение нам. Если мы испытываем боль и страдание, то Господь это претерпел раньше нас. Евангелие дня говорит о необходимости взять свой крест, то есть ту меру страдания, которая Богом отведена для спасения твоей души, потому что это необходимая вещь для спасения. Никто, пришедший в этот мир, не избежит креста. Чтобы ты взял этот крест и достойно нёс, чтобы отверг себя. Не нужно иметь большой подготовки, большого богословского опыта, чтобы понимать эти простые вещи. Но сейчас хочется сказать не об этом.

Есть состояние духа, в том числе и в посту, когда нет внутреннего побуждения к молитве. Если оно дано тебе как крест, то оно не будет с тебя снято. И бессмысленно просить об этом, потому что и так уже много раз просил. Но как Павлу сказал Господь: «Достаточно для тебя и моей Благодати», — когда Павел просил убрать ангела Сатаны, который удручал его.

В чём-то мы благодарим Бога, за ту радость, которую Он давал в жизни. И то, как бы уже не за что благодарить, выдохся, и думаешь, что молиться следует о каких-то суетных вещах. К этому обращается ум. Происходит некое угасание духа, но в этот момент Господь посещает – это часто бывает в посту – скорбью, печалью, которую нам приносит – кто? Не Барак Обама и не исламские террористы, не начальник на работе. А приносят нам скорбь, больше всего досаждают наши ближние: муж, жена, сын, дочь, друг. Особым образом, потому что от них не защищён. Они как раз ранят всего сильнее. Потому что, если бы враг напал на меня, претерпел бых убо, ещё и не то перетерпели. Если бы ненавидяй мя – ненавидящий меня – на мя велеречивал, укрылся бы от него, защитился. Отошёл бы в сторону, перешёл на другую сторону улицы, закрылся бы кулаком. В суде бы защитился – это всё ерунда.

А вот когда тот, с которым купно наслаждался еси брашен – то есть в пире, трапезе – в Дому Божием ходихом единомышлением – вот тот самый ближний начинает выделываться, – больнее всего. Но удивительным образом в этот момент дух сразу приходит в форму, в нужное положение, в предстояние перед Богом, в молитвенное предстояние.

Потому что человеку ни алкоголь, ни трудоголия надолго помочь не смогут. На какое-то время они дают отдушину, забывчивость, а потом это состояние, тяжёлое духовное состояние возвращается и не прерывается. Избавиться от этого состояния можно, только обращаясь к Богу, обращаясь к благодати, прибегая к таинствам. И в молитве мы просим о чём? Не о том, чтобы Господь вразумил или наказал этого человека, мы просим о том, чтобы не осудить ближнего своего: «Дай мне зрети моя прегрешения и не осуждати ближнего, брата моего», — как мы часто повторяем в молитве Ефрема Сирина в Великом посту. И вот тогда, когда мы внутренне простили человека, ближнего своего; когда перестали мысленно с ним препираться: «Что же ты такое творишь?» — простили его, тогда наступает тишина, и человек становится тем сосудом, который может вместить Благодать Божию.

Поэтому хочется напомнить, что тот крестик нательный, который мы с вами носим, и который многие воспринимают как украшение, особенно женщины, камушками украшают, делают стилизованным, который носят как оберег, как талисман. Но нужно помнить, что он на самом деле является нашим выражением, нашим свидетельством того, что мы готовы пострадать под Крестом Христа. Аминь.