Как мы с Пашкой к Николеньке ходили

In Статьи by o.Venedikt

Автор: Татьяна Петрова

О Николае Чудотворце я классе в третьем узнала, из газеты «Пионерская правда». Очень уж складно там кто-то сочинил о Великом Устюге, Деде Морозе и о его якобы прототипе — добром седобородом старце Николае. И хоть та пионерская байка действительности не соответствовала (Николай – это Санта Клаус, а вовсе не Дед Мороз), слово «чудотворец» отпечаталось в детском мозгу надолго. Какое-то время я то и дело обращалась к нему с тайными просьбами типа: «Сделай так, чтобы мне дома не влетело!». И ведь помогал он мне, бестолочи, которая в ту пору иконы с его светлым ликом даже издали ни разу не видела. А потом я выросла и почему-то надолго забыла о своем невидимом помощнике.

Иконы святителя Николая, признаться, у меня не появилось и через тридцать лет. Акафист, имеющийся в молитвослове, я, ленивая, читаю лишь когда гром очень уж страшно грянет. От детского повелительного «сделай так» воздерживаться удается не всегда. А он, хоть и не заслужила я, все равно помогает.

Не раз помогал святой чудотворец и другим прихожанам нашего маленького храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Пока прибирали церковь перед встречей святых мощей, хозяйка свечной лавки Ксения припомнила недавнюю историю:

— В год, когда мощи только привезли в Приамурье, поехали мы вдвоем с водителем Сергеем в Среднебельский женский монастырь после снегопада. Засели посреди заснеженного бездорожья, и даже лопаты не было с собой. Бежала я до ближайшей деревеньки и приговаривала: «Николай Угодник, я так много про тебя читала! Откопай машину – вот, как хочешь, но откопай!». Тракторов в той деревеньке со времен развалившегося колхоза не случалось. Добрая селянка выдала лопату — да та не пригодилась. Нагнавший меня Сергей так и не смог объяснить, как он с помощью щетки для чистки стекол умудрился машину откопать. Но приехал он на ней, — рассказала Ксюша.

Несмотря на разгар рабочей недели (среда), встреча мощей святителя Николая Чудотворца в нашем храме была торжественной и многолюдной. Да и все пять дней пребывания ковчега поток верующих не иссякал – приходили, со всего города, даже те, кто вообще не собирался. Так, за компанию у мощей оказался и гостивший у нас девятилетний сынишка подруги Пашка.

Пошел он не благодаря моим стараниям, а вопреки моей явной педагогической несостоятельности. Объяснить ребенку толком, что такое мощи, я так и не смогла. Едва услышав, что это нетленные останки святого человека, мальчишка округлил глаза и заявил, что покойников он боится.

— Нет там покойника, там шкатулка красивая с малюсенькой частичкой кости, и вообще у Бога все живы, — пыталась я хоть как-то развеять предубеждение. Про святость и нетленность рассказывала долго и нудно, но выходило неубедительно.

Как и для меня в его возрасте, вся «ценность» святого угодника Божия для мальчишки сосредоточилась в слове «чудотворец». Из всего многословия понял он только, что можно пойти и попросить помощи для мамы, которая тянет его одна, ну и для себя каких-то приятностей ребяческих. В итоге довольный Пашка пошел составлять длинный список желаний, а меня начала грызть совесть: ведь с моей подачи он к святыне за земными радостями собрался.

Как заметил настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», иеромонах Георгий (Исаков), детям действительно тяжело объяснить, почему перед останками тела человека, который умер давным-давно можно молиться.

— Мертвое тело всегда вызывает брезгливость. Ребенку нужно объяснять, что есть люди, которые свою жизнь посвятили Богу. И в этом посвящении, в этом подвиге они достигли святости. После смерти тело многих из таких людей не подвергается тлению, и даже через останки этих святых подается благодать Божия, исполняется то, о чем человек у Бога просит. В этом и заключается суть почитания мощей.

Ребенку нужно объяснить, что это не простой человек умер. Это святой, который всю свою жизнь молился за людей и жизнь посвятил служению Богу и людям. Мощи не издают неприятный запах, а напротив, очень часто благоухают, — советует отец Георгий.

Священник также подчеркнул, что детей нужно учить, чтобы просили не себе, не велосипед или самокат. Нужно, чтобы ребенок просил за маму, папу, дедушку, братика или сестричку. Переживая за тех, кто с ним рядом, он воспитывается в понимании второй заповеди: возлюби ближнего своего как самого себя. На вопрос, стоит ли детей в таком еще юном возрасте приводить к мощам, батюшка ответил так:

— Тут все зависит от того, насколько взрослый сможет ему все объяснить. Если ребенок захочет пойти, хотя бы из интереса, посмотреть, а там еще вдруг и помолится, как сможет – считайте, что вы сделали доброе дело. Но если его принуждать к этому, то никакой пользы не будет. У ребенка должно возникнуть собственное желание. По причине интереса или заботы о ком-то – неважно, но обязательно должно быть желание.

Это все я позже узнала, а в храме Пашке Николенькиными молитвами Бог подсказывал. Оглянулся мальчишка по сторонам — все крестятся, и он туда же. Лишь раз в самом начале уточнил:

— Где мощи? А когда к ним пойдем?

Слова «литургия» мой маленький любопытный спутник не понял, но понял, что все молятся и ему тоже нужно. Смотрел он на причастие и жалел, что его завтраком накормили. Наверное, у человека, даже совсем маленького, есть какое-то подсознательное понимание, что подойти к Чаше со Святыми Дарами – это очень хорошо и нужно.

А потом Пашка очень внимательно слушал священника в красивой белой ризе. Я даже и не думала, что девятилетний пацан способен с таким вниманием слушать совсем не детскую проповедь.

Поклониться мощам святителя Николая Пашка пошел уже как бывалый паломник: ручки сложил солидно так – и что с того, что очередь движется медленно? Не знаю, что просил он у доброго чудотворца, но к стеклу драгоценного ковчега приложился с недетским благоговением.

Ставил свечки Пашка явно просветленный. Даже потрудился узнать, где в храме икона с его святым покровителем апостолом Павлом, и когда у него именины. И хоть у Пашки есть крутой планшет, очень он обрадовался обычной и не модной сейчас книжке с яркими картинками о деяниях святых апостолов. Так хочется верить, что вырастет Пашка, уже не таким темным, как я, и когда-нибудь он сможет вразумительно пояснить другому маленькому человечку, что же такое святые мощи.

Николай Чудотворец, миленький, сделай так, пожалуйста!