Епископ Лукиан: «Воплощение Бога — огромнейший подарок миру»

In Проповеди by o.Venedikt

Слово правящего архиерея в Неделю святых отец (4 января 2015 г., Благовещенский кафедральный собор).

— Книга родства Иисуса Христа — это своего рода свидетельство от времени. Мы к этому привыкли, нам это знакомо, но сорок два поколения ждали того дня, который мы будем праздновать совсем скоро. Уже две тысячи лет мы имеем большое человеческое счастье радоваться событию, которое изменило мир, подарило новую эпоху, новую философию жизни, новые идеи.

Они, казалось бы, и были среди умных людей, философов того времени, тех, кто неравнодушно смотрел на жизнь и хотел преобразить ее. Но вся эта философия и все эти настроения меркли и угасали, потому что не были ничем подкреплены, не отвечали замыслу Бога и Хозяина Жизни о людях, их спасении.

Замысел Божий, с минуты грехопадения первых людей, был о том, что семя жены сотрет главу змия (Быт. 3:15). Это было обещано Создателем. В книге родства, начиная от Авраама, мы слышим и имена великих ветхозаветных праведников, и тех, кто очень слабо вошел в библейскую и жизненную историю благочестивого иудейского народа. Там есть даже великие грешники. И книга эта написана с единственной целью: убедить нас, что Христос — это не что-то призрачное, фантастическое и сказочное, это реальность, историческая реальность.

Его ждали сорок два поколения. Из их среды Он вочеловечился, пришел на землю, став таким же, как они, те люди, кто Его ждал. Как повествует Евангелие, Преблагословенная Дева из рода Давидова, из рода священников, из рода благочестивых людей, стала Той единственной, Кто ответил от имени всех людей, на это величайшее благовестие о грядущем спасении мира. И, преклонив главу, Она сказала потрясающие слова: Се раба Господня, буди ми по слову твоему (Лк. 1:38).

Воплощение Бога — это огромнейший подарок человеческому миру. Нам очень часто кажется, что мы что-то делаем для Бога или даже для самих себя, забывая о том, что у нас нет ничего своего. Все то, чем мы живем и пользуемся, и все, что, как кажется, мы делаем, — это все, что делает через нас Бог. Но так явно, так священно и так сильно это все начало происходить именно с момента, когда на земле воплотилась Истина. Появились не просто идеи отвлеченного порядка, но особая священная правда, освятившая сердца и умы людей, — идея о Высшем Благе, которое не исчезает вместе с людьми и не зависит от политики временного благополучия, которое вечно.

Когда мы слушаем эти строки, книгу родства Иисуса Христа, начало повествования о рождении Спасителя мира, изложенное в первой главе Евангелия от Матфея, мы убеждаемся в том, что особенностью нашей веры, Божественного Откровения, наших отношений с Богом является историчность.

Сегодняшнее поколение уже, увы, привыкло баловаться с историей, переписывать историю, особенно Божественную, так, как им выгодно, чтобы она работала на человека. В одной из современных песен говорится: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир — пусть лучше он прогнется под нас». Но есть такая правда, которую не прогнешь, и не изломаешь, и не сможешь извратить. Она останется вечной и священной — ломаются и извращаются лишь люди.

Уходя из жизни, они оставляют свою правду, свои взгляды на жизнь и свою веру, про которую некоторые говорят: «Она у меня там, в душе». Но ведь это не свидетельство. Это оправдание. Такой человек не может показать свою веру. Если он постится, если он молится, исповедуется, делает добрые дела, и может дать ответ всякому вопрошающему (1Пет. 3:15) — это да. А сказать: «У меня там, в душе» — это слишком легко и просто. Очень часто «там» вообще ничего нет. Никто не знает, что в человеке, только Дух Божий (1Кор.2:11). Но если ты добрый — будь добр. Если ты верующий — свидетельствуй о своей вере, чего ты боишься? Что ты прячешь свое дорогое и драгоценное «там»? Действительно ли оно ценно для тебя и для окружающих?

Быть свидетелем той правды, которую никогда не подчинит себе мир, — великое дело, сегодня и всегда. Мир этот, жизнь человека, его настроения очень быстро проходят. И всех нас ждет вечность, одна единственная Истина. Перед ней померкнут все остальные правды, и истины, и настроения.